Форум:Карлос Кастанеда - путь Человека Знания! Новейший центр исследований глупастей и фантазий человеческой натуры, посвященный им. Карлоса Кастанеды. Рейтинг форумов Forum-top.ru Никакая информация на форуме не считается сколько-нибудь серьезной, и является шуткой и вымыслом авторов и участников форума. Ни в коем случае не воспринимайте всё, что написано или размещено в серьез, всё зделано просто для развлечения и носит развлекательный характер.

ФОРУМ: Путь Человека Знания - нагвалиская антропология или теория всего.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



За пределами черты

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

"Видящие утверждают, что человек походит на каплю воды, прибывшую из океана жизни и начавшую сиять самостоятельно. Это сияние — точка сборки восприятия. Но когда распускается люминесцентный кокон, и индивидуальное осознание распадается и становится космическим, как оно может возвратиться? Для магов каждая жизнь единственна. А ты надеешься, что она повторится?"

- Я сказал ему, что недавние изучения продемонстрировали, что некоторые люди, при очень специфических обстоятельствах, способны помнить события прошлой жизни.

Он возразил, что это является ошибочной интерпретацией фактов.

"Это верно, что любой может настроиться к некоторым жизненным эманациям, которые имели место в другие времена и чувствовать, что он жил не только одну, а много жизней. Но это — только настройка среди миллионов возможных настроек". Карлос Кастанеда

2

"Что происходит с нами, когда мы умираем?"

"Разное, — ответил он мне. Хотя смерть затрагивает нас всех, но она не одинакова для всех. Все зависит от уровня энергии".

Он уверил меня, что смерть обычного человека является концом его путешествия, это момент, когда он должен возвратить орлу все осознание, которое он получил при жизни.

"Если нам нечего предложить орлу, кроме нашей жизненной силы, мы закончим свой путь. Такая смерть стирает всякое чувство индивидуальности".

Я спросил его, является ли это его собственным мнением традиционным знанием видящих.

Он ответил мне:

"Это — не мнение. Я был на другой стороне, и я знаю. Я видел детей и взрослых, блуждающих там, и я наблюдал их усилия, чтобы вспомнить себя. Для тех, кто рассеял свою энергию, смерть — как мимолетный сон, наполненный пузырьками все более рассеянных воспоминаний. И затем ничто".

"Ты подразумеваешь, что когда мы спим, мы приближаемся к состоянию мертвых? "

"Мы не только приближаемся, мы — там! Но, поскольку жизнеспособность нашего тела остается неповрежденной, мы можем возвратиться. Умереть — это буквально сон".

"Ты видишь, что когда обычный человек спит, он не способен сосредоточить свое внимание на чем-нибудь. Он не имеет ничего, кроме своих разорванных фрагментов памяти, питаемых опытом, который он накопил при жизни. Если этот человек умирает, различие в том, что его сон удлиняется, и он не просыпается снова. Это — сон смерти".

"Путешествие смерти может взять его к виртуальному миру явлений, где он будет созерцать материализацию своих верований, своих небес и личного ада. Но этого нет. Такое видение исчезает со временем, по мере того, как иссякает импульс памяти".

"А что происходит с душой того, кто умирает? "

"Души не существует, то, что существует — энергия. Как только физическое тело исчезает, единственная вещь, которая остается — энергетическая структура, питаемая памятью".

"Некоторые индивидуумы столь забывчивы относительно себя, что они умирают, почти не понимая этого. Они подобны людям с амнезией, людям, которые имеют блокаду точки сборки, и уже не могут выровнять воспоминания. Они не имеют непрерывности, поэтому они чувствуют, что постоянно находятся на краю чего-то. Когда эти люди умирают, они распадаются почти мгновенно, потому что импульс их жизней держится немногие годы".

"Однако большинство людей распадается немного дольше, между ста и двумя сотнями лет. Те, кто имел жизни, полные значительных событий, могут сопротивляться до половины тысячелетия. Срок увеличивается еще больше для тех, кто был способен создать связи с массами людей. Эти могут сохранить свое осознание в течение целых тысячелетий".

" Как они достигают этого?

"Через внимание своих последователей. Память создает связи среди живых существ и тех, которые ушли. Это — тот способ, с помощью которого они остаются сознательными. По этой причине культ исторических лиц такой пагубный. Намерением тех, кто в древние времена делал мумии, было зафиксировать свое имя в истории. Как это ни странно, это — самый большой вред, который может быть причинен их энергии. Если вы серьезно хотите наказать человека, хороните его в гробу из свинца. Тогда его замешательство никогда не закончится".

"Не имеет значения, что он делал, или как он жил. Обычный человек не имеет ни малейшей возможности продвинуться вперед. Для магов, которые живут, сталкиваясь с вечностью, пять лет или пять тысячелетий — ничто. По этой причине они утверждают, что смерть — мгновенный распад". Карлос Кастанеда

3

— Я не выходил за пределы этого мира, — продолжал он. — но я знаю, о чем я говорю. У меня не было ужасных историй, как у тебя. Все, что я делал — это посетил Порфирио 10 раз. Если бы это зависело от меня, я бы ушел туда навсегда, но мой одиннадцатый прыжок был такой сильный, что он изменил мое направление. Я ощутил, что пролетел мимо хижины Порфирио, и вместо того, чтобы очутиться у его двери, я очутился в городе, очень близко от местонахождения моего друга. Мне показалось это странным. Я знал, что между Нагвалем и тоналем я путешествую. Никто не говорил мне, что эти путешествия должны быть какого-то особого рода. Поэтому мне стало любопытно, я и решил увидеть своего друга. Я заинтересовался, увижу ли я его реально. Я подошел к его дому и постучал в его дверь точно так же, как я делал уже это множество раз. Его жена впустила меня, как она всегда делала, и мой друг действительно был дома. Я сказал ему, что пришел в город по делу, и он даже вернул мне деньги, которые был должен. Я положил деньги в карман. Я знал, что мой друг и его жена, и деньги, и его дом, и город были видением, точно так же, как и хижина Порфирио. Я знал, что сила, которая выше меня, может распылить меня на части в любой момент. Поэтому я уселся, чтобы насладиться своим другом в полной мере. Мы смеялись и шутили. Я осмелился сказать, что был смешным, легким и очаровательным. Я долго оставался там, ожидая толчка; так как он действительно не приходил, я решил уйти. Я попрощался и поблагодарил его за деньги и за его дружелюбие. Я ушел оттуда. Я хотел увидеть город прежде, чем сила заберет меня оттуда. Я бродил вокруг всю ночь.

Я ходил все время по холмам, возвышавшимся над городом, и в тот момент, когда взошло солнце, меня пронзило осознание, как вспышка молнии. Я вернулся обратно в мир и сила, которая распылит меня, отступила и решила позволить мне остаться еще в течение некоторого времени. Мне было суждено увидеть мои родные края и эту чудесную землю немного дольше. Какая великая радость, маэстро! Но я не могу сказать, что я не наслаждался дружбой Порфирио. Оба видения равны, но я предпочитаю видение своей формы и своей земли. Возможно, это мои причуды.

Нестор кончил говорить, и все они стали смотреть на меня. Я чувствовал угрозу, которой не было никогда прежде. Некоторая часть меня трепетала перед тем, что он сказал, а другая хотела бороться с ним. Я начал спорить с ним без всякого смысла. Мое бессмысленное настроение длилось несколько минут, когда я начал осознавать, что Бениньо смотрит на меня с очень неприветливым выражением. Я ощутил, что что-то зловещее внезапно стало давить на мое сердце. Он фиксировал глаза на моей груди. Я начал потеть, словно прямо перед моим лицом находился обогреватель. У меня в ушах начало шуметь.

4

— Ты хочешь знать, где находится Элихио, — внезапно сказал Нестор. — ну так вот, он находится под белыми сводами этого купола с Нагвалем и Хенаро.

— Но этот купол был видением, — возразил я.

— Тогда Элихио находится в видении, — сказал Нестор. Вспомни, что Бениньо только что сказал тебе. Нагваль и Хенаро не говорили тебе, чтобы ты нашел этот купол и приходил к нему обратно снова и снова. Если бы они сказали, то тебя не было бы здесь. Ты был бы, как Элихио, в куполе того видения. Так что ты видишь, что Элихио не умер, как умирает человек на улице. Он просто не вернулся из своего прыжка.

Его заявление ошеломило меня. Я не мог отрицать воспоминания о живости видений, которые у меня были, но по какой-то странной причине мне хотелось спорить с ними. Нестор, не давая мне времени что-либо сказать, продвинул свои утверждения на ступень дальше. Он напомнил мне одно из моих видений: предпоследнее. Это видение было самым кошмарным из всех. Я обнаружил, что меня преследует какое-то странное невиданное создание. Я знал, что оно находится там, но я не мог видеть его, не потому, что оно было невидимым, а потому, что мир, в котором я находился, был таким неправдоподобно чужим, что я не мог сказать, чем там что является. Каковы бы ни были элементы моего видения, они, безусловно, были не с этой земли. Эмоциональное потрясение, которое я испытал, обнаружив, что затерян в таком месте, было едва ли не больше того, что я мог выдержать. В один из моментов поверхность, на которой я стоял, начала сотрясаться. Я ощутил, что она оседает под моими ногами, и ухватился за нечто вроде ветки или отростка какого-то предмета, напоминавшего мне дерево, который висел как раз над моей головой в горизонтальном положении.

В тот момент, когда я коснулся его, этот предмет обвился вокруг моего запястья, словно он обладал чувствующими нервами. Я почувствовал, что поднят на огромную высоту. Я посмотрел вниз и увидел невероятное животное; я знал, что это была невидимая тварь, которая преследовала меня. Она вылезала из-под поверхности, которая выглядела, как земля. Я мог видеть ее огромный рот, открытый, как пещера. Я услышал леденящий, совсем неземной рев, нечто вроде пронзительного, звенящего металлического вздоха, и щупальце, схватившее меня, разжалось, и я упал в пещерообразный рот. Я видел каждую деталь этого рта, когда падал в него. Затем он захлопнулся, со мной внутри. Я ощутил моментальное давление, которое расплющило мое тело.

— Ты уже умер, — сказал Нестор. — то животное съело тебя. Ты отважился выйти за пределы этого мира и нашел сплошной ужас. Наша жизнь и наша смерть не больше и не менее реальны, чем твоя короткая жизнь в том месте и твоя смерть во рту того чудовища. Эта жизнь, которую мы ведем сейчас, есть всего лишь длительное видение. Разве ты не видишь этого?

5

Я снова вернулся из него и ощутился на очень неровной и все же плоской поверхности. Это была сияющая безграничная поверхность, точно такая же, как равнина, которую я видел прежде. Она простиралась до тех пор, пока хватало глаз. Вскоре я осознал, что могу поворачивать голову в любом желаемом направлении в горизонтальной плоскости, но я не мог взглянуть на себя. Однако я имел возможность исследовать окрестности, вращая голову слева направо и в обратном направлении. Тем не менее, когда я хотел повернуться кругом, чтобы посмотреть сзади на себя, я не мог сдвинуть свой корпус.

Равнина простиралась с монотонным однообразием как на лево, так и направо. В поле зрения не было ничего другого, кроме бесконечного беловатого сияния. Я хотел посмотреть на почву под своими ногами, но мои глаза не могли двигаться вниз. Я поднял голову вверх, чтобы посмотреть на небо, все, что я увидел, была другая безграничная поверхность, которая казалась связанной с той, на которой я стоял. Тут у меня возник момент постижения, и я ощутил, что что-то прямо сейчас готово раскрыться мне. Но внезапный опустошающий толчок распада остановил мое откровение. Какая-то сила потянула меня вниз. Было так, словно беловатая поверхность поглотила меня.

Нестор сказал, что мое видение купола имело колоссальное значение, потому что эта особая форма была выделена Нагвалем и Хенаро, как видение того места, где, как предполагается, все мы когда-нибудь встретим их.

В этом месте со мной заговорил Бениньо и сказал, что слышал, как Элихио инструктировали, чтобы он нашел тот особый купол. Он сказал, что Нагваль и Хенаро настаивали на том, чтобы Элихио понял их объяснения точно. Они всегда считали Элихио самым лучшим, поэтому они направляли его, что он находил этот купол и входил под его беловатые своды снова и снова.

Паблито сказал, что они трое получили инструкции найти этот купол, если они смогут, но ни один из них не нашел его. Тут я сказал тоном жалобы, что ни дон Хуан, ни дон Хенаро никогда не упоминали при мне ни о чем подобном. Мне не давали никаких инструкций, касающихся купола.

Бениньо, который сидел напротив меня через стол, внезапно встал и пошел в мою сторону. Он сел слева от меня и очень мягко прошептал мне в ухо, что, по-видимому, два старика инструктировали меня, но я не запомнил или же они не сказали мне ничего об этом, чтобы я не фиксировал свое внимание на нем, если найду его.

— Почему этот купол так важен? — спросил я Нестора.

— Потому что это то место, где сейчас находятся Нагваль и Хенаро, — ответил он.

— А где находится этот купол? — спросил я.

— Где-то на этой земле, — сказал он

Я вынужден был детально объяснить им, что было невозможно, чтобы на нашей планете могло существовать строение такой величины. Я сказал, что мое видение было больше похоже на грезу и что купола такой высоты могут существовать только в фантазии. Они засмеялись и мягко похлопали меня по спине, словно ублажая ребенка.

6

Нестор внезапно встал и начал расхаживать взад и вперед передо мной. Наконец, он потащил меня прочь от стола за подмышки. Он не хотел, чтобы я писал. Он спросил меня, действительно ли я выключился подобно Паблито в момент прыжка и ничего не помню. Я сказал, что у меня был ряд живых грез или видений, которые я не могу объяснить, и что я приехал для того, чтобы увидеть их и добиться ясности. Они захотели узнать обо всех видениях, которые у меня были.

После того, как они выслушали мой отчет, Нестор сказал, что мои видения были очень причудливыми и только первые два имели большое значение и относились к этой земле, остальные были видениями чужих миров. Он объяснил, что мое первое видение имело особое значение, т.к. оно было подлинным знаком. Он сказал, что маги всегда рассматривают первое событие из любой серии как программу или карту того, что должно произойти впоследствии.

В этом конкретном видении я обнаружил, что смотрю на диковинный мир. Прямо перед моими глазами была огромная скала, расщепленная надвое. Через широкую щель в ней я мог видеть бескрайнюю фосфорицирующую равнину, своего рода долину, залитую зеленовато-желтым светом. На одной стороне долины, справа, частично скрытое от моего зрения огромной скалой, находилось невероятное куполообразное строение. Оно было темное, почти угольно-серое. Если там я имел те же размеры, что и в мире обыденной жизни, то купол должен был иметь около 50 тысяч футов в высоту и много миль в ширину. Такие колоссальные размеры ошеломили меня. У меня возникло чувство головокружения и я погрузился в состояние распада.



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC