Форум:Карлос Кастанеда - путь Человека Знания! Новейший центр исследований глупастей и фантазий человеческой натуры, посвященный им. Карлоса Кастанеды. Рейтинг форумов Forum-top.ru

ФОРУМ: Путь Человека Знания!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ: Путь Человека Знания! » Инвентарный список » Цитаты Намерение-Воля


Цитаты Намерение-Воля

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Колесо времени

Дух воина не приспособлен ни к индульгированию и жалобам, ни к победам или поражениям. Дух воина приспособлен только для битвы, и каждая битва – последняя битва воина на земле.  Поэтому исход мало что для него значит. В последней битве на земле воин позволяет своему духу течь свободно и ясно. И он ведет свою битву, зная, что его намерение безупречно, воин смеется и смеется.

The spirit of a warrior is not geared to indulging and complaining, nor is it geared to winning or losing. The spirit of a warrior is geared only to struggle, and every struggle is a warrior's last battle on earth. Thus the outcome matters very little to him. In his last battle on earth a warrior lets his spirit flow free and clear. And as he wages his battle, knowing that his intent is impeccable, a warrior laughs and laughs.

Отдельная реальность

Дух воина не приспособлен ни к индульгированию и жалобам, ни к победам или поражениям. Дух воина приспособлен только для битвы, и каждая битва – последняя битва воина на земле.  Поэтому исход мало что для него значит. В последней битве на земле воин позволяет своему духу течь свободно и ясно. И он ведет свою битву, зная, что его воля безупречна, воин смеется и смеется.

"The spirit of a warrior is not geared to indulging and complaining, nor is it geared to winning or losing. The spirit of a warrior is geared only to struggle, and every struggle is a warrior's last battle on earth. Thus the out­come matters very little to him. In his last battle on earth a warrior lets his spirit flow free and clear. And as he wages his battle, knowing that his will is impeccable, a warrior laughs and laughs."

2

Отдельная реальность. 13

"Sorcery is to apply one's will to a key joint," he said. "Sorcery is interference. A sorcerer searches and finds the key joint of anything he wants to affect and then he applies his will to it. A sorcerer doesn't have to see to be a sorcerer, all he has to know is how to use his will."
I asked him to explain what he meant by a key joint. He thought for a while and then he said that he knew what my car was.
"It's obviously a machine," I said.
"I mean your car is the spark plugs. That's its key joint for me. I can apply my will to it and your car won't work."

– Магия – это значит приложить свою волю к ключевому звену, – сказал он, – магия – это вмешательство. Маг ищет и находит ключевое звено во всем, на что он хочет воздействовать, и затем он прилагает туда свою волю. Магу не надо «видеть», чтобы быть магом. Все, что ему надо знать, – это как пользоваться своей волей.
   Я попросил его объяснить, что он имеет в виду под ключевым звеном. Он задумался на мгновение, а затем сказал, что он знал, чем была моя машина.
   – Это явно машина, – сказал я.
   – Я имею в виду, что твоя машина – это запальные свечи. Это ключевое звено для меня. Я могу приложить к нему мою волю, и твоя машина не будет работать.

3

Отдельная реальность. 13

"Death enters through the belly," he continued. "Right through the gap of the wil l. That area is the most important and sensitive part of man. It is the area of the will  and also the area through which all of us die. I know it because my ally has guided me to that stage. A sorcerer tunes his will  by letting his death overtake him, and when he is fiat and begins to expand, his impeccable will  takes over and assembles the fog into one person again."

– Смерть входит через живот, – продолжал он. – Прямо через окно воли. Это место является наиболее важной и чувствительной частью человека. Это область воли  и также область, через которую все мы умираем. Я знаю это, потому что мой олли приводил меня к этой стадии. Маг приспосабливает свою волю, позволяя своей смерти овладеть им, а когда он становится плоским и начинает расширяться, его непогрешимая воля берет верх и собирает туман в другого человека снова.

4

Отдельная реальность. 10

"When a warrior has acquired patience he is on his way to will. He knows how to wait. His death sits with him on his mat, they are friends. His death advises him, in mysterious ways, how to choose, how to live strategically. And the warrior waits! I would say that the warrior learns without any hurry because he knows he is waiting for his will; and one day he succeeds in performing something ordinarily quite impossible to accomplish. He may not even notice his extraordinary deed. But as he keeps on performing impossible acts, or as impossible things keep on happening to him, he becomes aware that a sort of power is emerging. A power that conies out of his body as he progresses on the path of knowledge. At first it is like an itching on the belly, or a warm spot that cannot be soothed; then it becomes a pain, a great discomfort. Sometimes the pain and discomfort are so great that the warrior has convulsions for months, the more severe the convulsions the better for him. A fine power is always heralded by great pain.
"When the convulsions cease the warrior notices he has strange feelings about things. He notices that he can actually touch anything he wants with a feeling that comes out of his body from a spot right below or right above his navel. That feeling is the will, and when he is capable of grabbing with it, one can rightfully say that the warrior is a sorcerer, and that he has acquired will."
Don Juan stopped talking and seemed to await my comments or questions. I had nothing to say. I was deeply concerned with the idea that a sorcerer had to experience pain and convulsions but I felt embarrassed about asking him if I also had to go through that. Finally, after a long silence, I asked him, and he giggled as if he had been anticipating my question. He said that pain was not absolutely necessary; he, for example, had never had it and will had just happened to him.
"One day I was in the mountains," he said, "and I stumbled upon a puma, a female one; she was big and hungry. I ran and she ran after me. I climbed a rock and she stood a few feet away ready to jump. I threw rocks at her. She growled and began to charge me. It was then that my will fully came out, and I stopped her with it before she jumped on me.
"I caressed her with my will. I actually rubbed her tits with it. She looked at me with sleepy eyes and lay down and I ran like a son of a bitch before she got over it."
Don Juan made a very comical gesture to portray a man running for dear life, holding onto his hat.
I told him that I hated to think I had only female mountain lions or convulsions to look forward to, if I wanted will.
"My benefactor was a sorcerer of great powers," he went on. "He was a warrior through and through. His will was indeed his most magnificent accomplishment. But a man can go still further than that; a man can learn to see. Upon learning to see he no longer needs to live like a warrior, nor be a sorcerer. Upon learning to see a man becomes everything by becoming nothing. He, so to speak, vanishes and yet he's there. I would say that this is the time when a man can be or can get anything he desires. But he desires nothing, and instead of playing with his fellow men like they were toys, he meets them in the midst of their folly. The only difference between them is that a man who sees controls his folly, while his fellow men can't. A man who sees has no longer an active interest in his fellow men. Seeing has already detached him from absolutely everything he knew before."

– Когда воин достиг терпения, то он на пути к своей воле. Он знает, как ждать. Его смерть сидит рядом с ним на его циновке, они друзья. Его смерть загадочным образом советует ему, как выбирать, как жить стратегически. И воин ждет! Я бы сказал, что воин учится без всякой спешки, потому что он знает, что он ждет свою волю; и однажды он добьется успеха в выполнении чего-либо, что обычно совершенно невозможно выполнить. Он может даже не заметить своего необычного поступка. Но по мере того, как он продолжает совершать необычные поступки, или по мере того, как необычные вещи продолжают случаться с ним, он начинает осознавать, что проявляется какого-то рода сила. Сила, которая исходит из его тела, по мере того, как он продвигается по пути знания. Сначала она подобна зуду в животе, или теплому месту, которое нельзя успокоить; затем это становится болью, большим неудобством. Иногда боль и неудобство так велики, что у воина бывают конвульсии в течение месяцев; и, чем сильнее конвульсии, тем лучше для него. Отличной воле всегда предшествует сильная боль.
   Когда конвульсии исчезают, воин замечает, что у него появилось странное чувство относительно вещей. Он замечает, что он может, фактически, трогать все, что он хочет, тем чувством, которое исходит из его тела, из точки, находящей прямо под или прямо над пупком. Это чувство – есть воля, и когда он способен схватываться им, то можно справедливо сказать, что воин – маг и что он достиг воли.
   Дон Хуан остановился и, казалось, ждал моих замечаний или вопросов. Мне нечего было сказать. Я был слишком занят мыслью, что маг должен испытывать боль и конвульсии, но мне было неудобно спрашивать его, должен ли я также проходить через это. Наконец, после долгого молчания я спросил его, и он рассмеялся, как будто он ждал моего вопроса. Он сказал, что боль не была абсолютно необходима, он, например, никогда не имел ее, и воля просто пришла к нему.
   – Однажды я был в горах, – сказал он, – и я наткнулся на пуму, самку; она была большая и голодная. Я побежал, и она побежала за мной. Я влез на скалу, и она остановилась в нескольких футах, готовая к нападению. Я бросал камнями в нее. Она зарычала и собиралась атаковать меня. И тогда моя воля полностью вышла, и я остановил ее волей до того, как она прыгнула на меня. Я поласкал ее своей волей. Я действительно потрогал ее соски ею. Она посмотрела на меня сонными глазами и легла, а я побежал, как сукин сын, до того, как она оправилась.
   Дон Хуан сделал очень комичный жест, чтобы изобразить человека, которому дорога жизнь, бегущего и придерживающего свою шляпу.
   Я сказал ему, что мне неловко думать, что меня ожидают только самки горных львов или конвульсии, если я хотел волю.
   – Мой бенефактор был магом с большими силами, – продолжал он. – Он был воин до мозга костей. Его воля была, действительно, его самым чудесным достижением. Но человек может пойти еще дальше этого – человек может научиться видеть. После того, как он научится видеть, ему не нужно будет жить, как воину или быть магом.

5

Отдельная реальность. 10

"I think there is no way of talking about it," he finally said. "Especially about will. Will is something very special. It happens mysteriously. There is no real way of telling how one uses it, except that the results of using the will are astounding. Perhaps the first thing that one should do is to know that one can develop the will. A warrior knows that and proceeds to wait for it. Your mistake is not to know that you are waiting for your will.
"My benefactor told me that a warrior knows that he is waiting and knows what he is waiting for. In your case, you know that you're waiting. You've been here with me for years, yet you don't know what you are waiting for. It is very difficult, if not impossible, for the average man to know what he is waiting for. A warrior, however, has no problems; he knows that he is waiting for his will."
"What exactly is the will? Is it determination, like the determination of your grandson Lucio to have a motor­cycle?"
"No," don Juan said softly and giggled. "That's not will. Lucio only indulges. Will is something else, some­thing very clear and powerful which can direct our acts. Will is something a man uses, for instance, to win a battle which he, by all calculations, should lose."
"Then will must be what we call courage," I said.
"No. Courage is something else. Men of courage are dependable men, noble men perennially surrounded by people who flock around them and admire them; yet very few men of courage have will. Usually they are fearless men who are given to performing daring common-sense acts; most of the time a courageous man is also fearsome and feared. Will, on the other hand, has to do with astonishing feats that defy our common sense."
"Is will the control we may have over ourselves?" I asked.
"You may say that it is a kind of control."
"Do you think I can exercise my will, for instance, by denying myself certain things?"
"Such as asking questions?" he interjected.
He said it in such a mischievous tone that I had to stop writing to look at him. We both laughed.
"No," he said. "Denying yourself is an indulgence and I don't recommend anything of the kind. That is the reason why I let you ask all the questions you want. If I told you to stop asking questions, you might warp your will trying to do that. The indulgence of denying is by far the worst; it forces us to believe we are doing great things, when in effect we are only fixed within ourselves. To stop asking questions is not the will I'm talking about. Will is a power. And since it is a power it has to be controlled and tuned and that takes time. I know that and I'm patient with you. When I was your age I was as impulsive as you. Yet I have changed. Our will operates in spite of our indulgence. For example, your will is already opening your gap, little by little."
"What gap are you talking about?"
"There is a gap in us; like the soft spot on the head of a child which closes with age, this gap opens as one de­velops one's will."
"Where is that gap?"
"At the place of your luminous fibers," he said, pointing to his abdominal area.
"What is it like? What is it for?"
"It's an opening. It allows a space for the will to shoot out, like an arrow."
"Is the will an object? Or like an object?"
"No. I just said that to make you understand. What a sorcerer calls will is a power within ourselves. It is not a thought, or an object, or a wish. To stop asking questions is not will because it needs thinking and wishing. Will is what can make you succeed when your thoughts tell you that you're defeated. Will is what makes you invulnerable. Will is what sends a sorcerer through a wall; through space; to the moon, if he wants."
There was nothing else I wanted to ask. I was tired and somewhat tense. I was afraid don Juan was going to ask me to leave and that annoyed me.
"Let's go to the hills," he said abruptly, and stood up.
On the way he started talking about will again and laughed at my dismay over not being able to take notes.
He described will as a force which was the true link between men and the world. He was very careful to establish that the world was whatever we perceive, in any manner we may choose to perceive. Don Juan maintained that "perceiving the world" entails a process of apprehending whatever presents itself to us. This particular "perceiving" is done with our senses and with our will.
I asked him if will was a sixth sense. He said it was rather a relation between ourselves and the perceived world. I suggested that we halt so I could take notes. He laughed and kept on walking.
He did not make me leave that night, and the next day after eating breakfast he himself brought up the subject of will.
"What you yourself call will is character and strong disposition," he said. "What a sorcerer calls will is a force that comes from within and attaches itself to the world out there. It comes out through the belly, right here, where the luminous fibers are."
He rubbed his navel to point out the area.
"I say that it comes out through here because one can feel it coming out."
"Why do you call it will?"
"I don't call it anything. My benefactor called it will, and other men of knowledge call it will."
"Yesterday you said that one can perceive the world with the senses as well as with the will. How is that pos­sible?"
"An average man can 'grab' the things of the world only with his hands, or his eyes, or his ears, but a sorcerer can grab them also with his nose, or his tongue, or his will, especially with his will. I cannot really describe how it is done, but you yourself, for instance, cannot describe to me how you hear. It happens that I am also capable of hearing, so we can talk about what we hear, but not about how we hear. A sorcerer uses his will to perceive the world. That perceiving, however, is not like hearing. When we look at the world or when we hear it, we have the impression that it is out there and that it is real. When we perceive the world with our will we know that it is not as 'out there' or 'as real' as we think."
"Is will the same as seeing?"
"No. Will is a force, a power. Seeing is not a force, but rather a way of getting through things. A sorcerer may have a very strong will and yet he may not see; which means that only a man of knowledge perceives the world with his senses and with his will and also with his seeing." I told him that I was more confused than ever about how to use my will to forget the guardian. That statement and my mood of perplexity seemed to delight him.
"I've told you that when you talk you only get confused," he said and laughed. "But at least now you know you are waiting for your will. You still don't know what it is, or how it could happen to you. So watch carefully everything you do. The very thing that could help you develop your will is amidst all the little things you do."
Don Juan was gone all morning; he returned in the early afternoon with a bundle of dry plants. He signaled me with his head to help him and we worked in complete silence for hours, sorting the plants. When we finished we sat down to rest and he smiled at me benevolently.
I said to him in a very serious manner that I had been reading my notes and I still could not understand what being a warrior entailed or what the idea of will meant.
"Will is not an idea," he said.
This was the first time he had spoken to me the whole day.
After a long pause he continued:
"We are different, you and I. Our characters are not alike. Your nature is more violent than mine. When I was your age I was not violent but mean; you are the opposite. My benefactor was like that; he would have been perfectly suited to be your teacher. He was a great sorcerer but he did not see; not the way I see or the way Genaro sees. I understand the world and live guided by my seeing. My benefactor, on the other hand, had to live as a warrior. If a man sees he doesn't have to live like a warrior, or like anything else, for he can see things as they really are and direct his life accordingly. But, considering your character, I would say that you may never learn to see, in which case you will have to live your entire life like a warrior.

   – Я думаю, что нет пути говорить об этом, – сказал он наконец, – особенно о воле. воля – это нечто весьма особенное. Она появляется загадочно. Нет реального способа рассказать, как ее используют, кроме того, что результаты использования воли поразительны. Может быть, первой вещью, что нужно делать, это знать, что волю можно развить. Воин знает это и продолжает ждать волю. Твоя ошибка в том, что ты не знаешь, что ты ожидаешь свою волю.
   Мой бенефактор говорил, что воин знает, что он ждет, и знает, чего он ждет. В твоем случае, что знаешь, что ты ждешь; ты был здесь со мной годы, и все же ты не знаешь, чего ты ждешь. Очень трудно, если не невозможно, для среднего человека знать, чего он ждет. Воин, однако, не имеет проблем; он знает, что он ждет свою волю.
   – Чем точно является воля? Устремленность ли это, подобно устремленности твоего внука Люсио иметь мотоцикл?
   – Нет, – сказал дон Хуан мягко и усмехнувшись, – это не воля. Люсио только предается удовольствию. воля – это нечто другое, нечто очень ясное и мощное, что может направлять наши поступки. воля – это нечто такое, что использует человек, например, чтобы выиграть битву, которую он, по всем расчетам, должен бы проиграть.
   – Тогда воля, должно быть, то, что мы называем мужеством, – сказал я.
   – Нет. Мужество – это нечто другое. Мужественные люди – это зависимые люди, благородные люди, из года в год окруженные людьми, которые толпятся вокруг них и восхищаются ими; однако, очень мало мужественных людей имеют волю. Обычно они бесстрашны и очень способны к совершению смелых поступков, отвечающих здравому смыслу; большей частью мужественный человек также внушает и страх. воля, с другой стороны, имеет дело с поразительными задачами, которые побеждают наш здравый смысл.
– Является ли воля контролем, который мы имеем над самими собой? – спросил я.
   – Ты можешь сказать, что это разновидность контроля.
   – Ты думаешь, что я могу упражнять свою волю, например, отказывая себе в некоторых вещах?
   – В таких, как задавание вопросов? – вставил он.
   Он сказал это в таком озорном тоне, что я остановился, чтобы взглянуть на него. Мы оба засмеялись.
   – Нет, – сказал он, – отказывать себе в чем-либо – это потакание себе, и я не советую ничего подобного. В этом причина, почему я позволяю тебе задавать все вопросы, какие ты хочешь.
   Если бы я сказал тебе прекратить задавать вопросы, то ты мог бы поранить свою волю, пытаясь сделать это. Потакание себе при отказе в чем-то намного хуже; оно заставляет нас верить, что мы совершаем великое дело, в то время как, в действительности, мы просто застыли внутри себя. Перестать задавать вопросы – это не воля, о которой я говорю. воля – это сила. И поскольку это сила, то должна быть контролируемой и настроенной, а это требует времени. Я знаю это, и я терпелив с тобой. Когда я был в твоем возрасте, я был также импульсивен, как и ты. Однако я изменился. Наша воля действует независимо от нашего потакания себе. Например, твоя воля уже приоткрывает твой просвет мало-помалу.
   – О каком просвете ты говоришь?
   – В нас есть просвет; подобно мягкому месту на голове ребенка, которое закрывается с возрастом, этот просвет открывается, когда развиваешь свою волю.
   – Где этот просвет?
   – В месте твоих светящихся волокон, – сказал он, показывая на свою брюшную полость.
   – Чему он подобен? Для чего он?
   – Это отверстие. Оно дает место для воли, чтобы та могла вылететь подобно стреле.
   – воля – это предмет? Или подобна предмету?
   – Нет. Я просто сказал, чтобы ты мог понять. То, что маг называет волей, есть сила внутри нас самих. Это не мысль, не предмет, не желание. Перестать задавать вопросы – это не является волей, потому что для этого нужно думать и хотеть. воля – это то, что заставляет тебя побеждать, когда твои мысли говорят тебе, что ты побежден. воля – это то, что делает тебя неуязвимым. воля – это то, что позволяет магу проходить сквозь стену, через пространство, на луну, если он хочет.
   Я ничего больше не хотел спрашивать. Я был усталый и несколько напряжен. Я боялся, что дон Хуан собирается попросить меня уйти, и это раздражало меня.
   – Пойдем на холмы, – сказал он неожиданно и встал.
   По пути он снова начал говорить о воле и смеяться над моим замешательством из-за того, что я не мог записывать на ходу. Он описал волю, как силу, которая была истинным звеном между людьми и миром. Он очень тщательно отметил, что мир – это то, что мы ощущаем, каким бы способом мы ни делали это. Дон Хуан подчеркнул, что ощущение мира заключает в себе процесс восприятия всего того, что предстает перед нами. Это определенное «ощущение» совершается нашими чувствами и нашей волей.
   Я спросил его, не была ли воля шестым чувством. Он сказал, что она, скорее, отношение между нами самими и ощущаемым миром.
   Я предложил, чтобы мы остановились, чтобы я мог сделать заметки в блокноте, но он засмеялся и продолжал идти.
   Этой ночью он оставил меня с собой ночевать, а на следующий день после завтрака он сам поднял разговор о воле.
   – То, что ты сам называешь волей, – это характер и сильное стремление, – сказал он. – То, что маг называет волей, есть сила, которая выходит изнутри и привязывает к внешнему миру. Она выходит через живот, прямо здесь, где находятся светящиеся волокна.
   Он потер свой пупок, указывая место.
   – Я говорю, что она выходит отсюда, потому что чувствуешь ее выходящей.
   – Почему ты называешь это волей.
   – Я называю ее никак. Мой бенефактор называл ее волей?
   – Вчера ты сказал, что можно ощущать мир как чувствами, так и волей. Как это возможно?
   – Средний человек может «схватить» вещи мира только своими руками, глазами или ушами, но маг может схватывать их также своим носом, языком или своей волей, особенно своей волей. Я не могу реально описать, как это делается, но ты сам, например, не можешь описать мне, как ты слышишь. Так случается, что я тоже могу слышать, поэтому мы можем говорить о том, что мы слышим, а не о том, как мы слышим. Маг использует свою волю для того, чтобы ощущать мир. Однако, это ощущение не похоже на слышание. Когда мы смотрим на мир или когда мы слушаем его, мы получаем впечатление, что он вне нас и что он реален. Когда мы ощущаем мир нашей волей, мы знаем, что он не такой, как «вне нас», и мир не так реален, как мы думаем.
   – Является ли воля тем же самым, что и видение?
   – Нет, воля – это сила, энергия. Видение – это не сила, но, скорее, способ прохождения сквозь вещи. Маг может иметь очень сильную волю, но он, все же, может не видеть, что означает, что только человек знания ощущает мир своими чувствами и своей волей, а также своим видением.
   Я сказал ему, что я еще больше смущен, чем тогда, при разговоре о том, как использовать мою волю, чтобы забыть стража. Это заявление и мое недоумение, казалось, развеселили его.
   – Я уже говорил тебе, что, когда ты говоришь, ты только запутываешься, – сказал он и засмеялся. – Но, по крайней мере, теперь ты знаешь, что ты ждешь свою волю. Но ты все еще не знаешь, что это такое или как это может с тобой случиться. Поэтому тщательно следи за тем, что ты делаешь. Та самая вещь, которая может помочь тебе развить свою волю, находится среди всех мелких вещей, которые ты делаешь.
   Дон Хуан ушел на все утро; он вернулся рано после обеда со связкой сухих растений. Он показал мне головой помочь ему, и мы работали в полном молчании несколько часов, сортируя растения. Когда мы кончили, мы сели отдохнуть, и он доброжелательно улыбнулся мне.
   Я сказал ему очень серьезно, что я перечитывал свои записи и что я так и не могу понять, что значит быть воином и что представляет собой идея воли.
   – воля – это не идея, – сказал он.
   Это был первый раз, когда он разговаривал со мной целый день.
   После долгой паузы он продолжал:
   – Мы различны, ты и я. Наши характеры непохожи. Твоя природа более насильственная, чем моя. Когда я был в твоем возрасте, я был не насильственным, но скромным; ты же наоборот. Мой бенефактор был таким; его бы полностью устроило быть твоим учителем. Он был великим магом, но он не видел, как вижу я или видит Хенаро. Я понимаю мир и живу, руководствуясь моим видением. Мой бенефактор, с другой стороны, должен был жить, как воин. Если человек видит, то ему нужно жить, как воину или как чему-нибудь еще, так как он может видеть вещи такими, какие они есть в действительности, и соответственно направлять свою жизнь. Но, принимая во внимание твой характер, я сказал бы, что ты можешь никогда не научиться видеть, в таком случае тебе придется прожить всю свою жизнь, как воину.

6

Учение Дона Хуана
Оперативный порядок. 1. Человек, обладающий знанием

A man of knowledge had unbending intent.
The idea that a man of knowledge needed unbending intent referred to the exercise of volition. Having unbending intent meant having the will to execute a necessary procedure by maintaining oneself at all times rigidly within the boundaries of the knowledge being taught. A man of knowledge needed a rigid will in order to endure the obligatory quality that every act possessed when it was performed in the context of his knowledge.
The obligatory quality of all the acts performed in such a context, and their being inflexible and predetermined, were no doubt unpleasant to any man, for which reason a modicum of unbending intent was sought as the only covert requirement needed by a prospective apprentice.
Unbending intent was composed of (1) frugality, (2) soundness of judgement, and (3) lack of freedom to innovate.

Человек знания имел непреклонное намерение.
Сама мысль о том, что человек знания нуждается в несгибаемом намерении, относится к упражнению силы воли. Иметь непреклонное намерение значило иметь волю для осуществления необходимой процедуры по поддержанию себя на протяжении всего времени в рамках получаемого знания. Человеку знания нужна несгибаемая воля, чтобы выдержать обязательное качество, которое свойственно любому действию, происходящему в пределах его знания.
Обязательное качество всех действий, происходящих в таких пределах, их неизменность и предопределенность, без сомнения, любому человеку неприятны; по этой причине небольшое количество непреклонного намерения – это единственное скрытое требование, предъявляемое к каждому будущему ученику.
Несгибаемое намерение состоит из (1) умеренности, (2) трезвости суждения и (3) недостатка свободы вводить новшества.

7

Отдельная реальность.Глава 10.  Перев. с англ. - К: "София"

Воля - это нечто предельно чистое, мощное, что направляет наши действия. Воля - это то, что позволяет человеку победить в битве, будучи обреченным на поражение.
.............
Воля - это энергия, сила, самостоятельная действующая единица. Она требует должного управления и настройки, на что требуется время. Мне это известно, поэтому в отношении тебя я спокоен. Когда мне было столько же лет, сколько тебе сейчас, я был не менее импульсивен, чем ты. Но это прошло. Воле нет дела до наших слабостей, она работает несмотря ни на что. Твоя, например, уже начинает приоткрывать просвет.

- О каком просвете ты говоришь?

- У нас есть просвет, как родничок на голове младенца. Только родничок со временем закрывается, а этот просвет - наоборот, по мере того, как у человека развивается воля, становится все больше.
- Где он находится?

- Там, откуда исходят светящиеся волокна, - сказал он, показывая на мою брюшную полость.

- Для чего он?

- Через это отверстие, подобно стреле, выстреливается воля.

- Воля материальна?

- Нет. Я просто сказал так, чтобы тебе было понятнее. То, что маг называет волей, есть сила внутри нас самих. Это не мысль, не предмет, не желание. Прекратить задавать вопросы - не значит использовать волю, потому что для этого нужно думать и хотеть. Воля - это то, что заставляет тебя побеждать, когда твой рассудок говорит тебе, что ты повержен. Воля - это то, что делает тебя неуязвимым. Воля - это то, что позволяет магу пройти сквозь стену, преодолеть огромное расстояние, попасть на Луну, если он того пожелает.
.................................
- Воля - это то же самое, что и видение?

- Нет. Воля - это сила, энергия. Видение - это не сила, а способ проникновения в суть вещей. Маг может иметь очень сильную волю, но он все же может не видеть, что означает, что только человек знания ощущает мир своими чувствами, своей волей и своим видением.

8

Цитата: Сказки о силе.Глава 3. Секрет светящихся существ
Я снова спросил о двух таинственных точках. Он сказал, что они соединяются только с "волей", удалены от "чувства", "сновидения" и "видения" и еще дальше - от "разговора" и "разума", показав пальцем, что они изолированы не только от остальных точек, но и друг от друга.
- Эти две точки недоступны ни разговору, ни разуму, - сказал он. - Только воля может иметь с ними дело, разум настолько удален от них, что пытаться понять их совершенно бессмысленно. Этот момент - один из труднейших, так как природа разума заставляет его стремиться понять даже то, что не имеет ничего общего с пониманием.

I asked him again about the two mysterious remaining points. He showed me that they were connected only to "will" and that they were removed from "feeling," "dreaming" and "seeing," and much more distant from "talking" and "reason." He pointed with his finger to show that they were isolated from the rest and from each other.
"Those two points will never yield to talking or to reason" he said. "Only will can handle them. Reason is so removed from them that it is utterly useless to try figuring them out. This is one of the hardest things to realize; after all, the forte of reason is to reason out everything."

Цитата: Сказки о силе.Глава 3. Секрет светящихся существ
Секрет светящихся существ заключается в том, что у них есть второе кольцо силы, которое почти никогда не используется - воля. Уловка мага - это та же уловка обычного человека. У обоих есть описание, но только обычный человек поддерживает свое при помощи разума, а маг - при помощи воли. Оба описания имеют свои законы, и эти законы поддаются восприятию. Но воля по сравнению с разумом более всеобъемлюща, и в этом преимущество мага.

"The secret of the luminous beings is that they have another ring of power which is never used, the will. The trick of the sorcerer is the same trick of the average man. Both have a description; one, the average man, upholds it with his reason; the other, the sorcerer, upholds it with his will. Both descriptions have their rules and the rules are perceivable, but the advantage of the sorcerer is that will is more engulfing than reason.

Цитата: Дар Орла.Глава 7. Совместное сновидение
Для того, чтобы объяснить контроль второго внимания, дон Хуан ввел идею воли. Он сказал, что воля может быть представлена в виде максимального контроля свечения тела как энергетического поля, или о ней можно говорить как об уровне профессионализма, или как о таком состоянии бытия, которое внезапно входит в повседневную жизнь воина в определенное время. Она ощущается как сила, излучаемая из средней части тела вслед за моментом абсолютной тишины, или сильного ужаса, или глубокой печали, потому что счастье слишком опустошает и не дает воину концентрации, требуемой, чтобы использовать свечение тела и обратить его в молчание.

To elucidate the control of the second attention, don Juan presented the idea of will. He said that will can be described as the maximum control of the luminosity of the body as a field of energy; or it can be described as a level of proficiency, or a state of being that comes abruptly into the daily life of a warrior at any given time. It is experienced as a force that radiates out of the middle part of the body following a moment of the most absolute silence, or a moment of sheer terror, or profound sadness; but not after a moment of happiness, because happiness is too disruptive to afford the warrior the concentration needed to use the luminosity of the body and turn it into silence.

Цитата: Огонь изнутри. Глава 11. Сталкинг, намерение и позиция сновидения
Воля стала вторым базовым элементом системы. Новые видящие понимают под ней некий слепой безличный никогда не прерывающийся поток энергии, который определяет наше поведение, заставляя действовать так, а не иначе. Именно воля обусловливает характер нашего восприятия мира обычной жизни и посредством силы этого восприятия косвенно определяет обычное положение точки сборки.

Цитата: Сила безмолвия.Глава 4. Нисхождение духа
Дон Хуан сказал, что когда их видение начало становиться все более точным и эффективным, они поняли, что воля - это сила, которая удерживает эманации Орла разделенными и порождает не только наше осознание, но и все остальное во вселенной. Они видели, что эта сила обладает полным сознанием и что она берет начало от тех самых полей энергии, которые образуют вселенную. Тогда они решили, что намерение - более подходящее название для нее, чем воля. Однако много веков спустя и это название было признано неудовлетворительным, поскольку оно не отражало ни огромной важности этой силы, ни ее живой связи со всем во вселенной.

9

цитаты про намерение из Дара Орла

Цитата: Дар Орла. Глава 7. Совместное сновидение
- Потому что оно не владеет намерением есть и пить, - ответила она.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Великим достижением Хенаро было то, что в своем сновидении он обучился намерению тела, - объяснила она. - Он закончил то, что ты только начал делать. Он мог создавать в сновидении все свое тело настолько совершенным, насколько это вообще возможно. Но у тела сновидения и у тела физического намерения различны. Например, тело сновидения может проходить сквозь стены, потому что оно знает намерения растворяться в воздухе. Физическое тело знает намерение еды и питья, но не исчезновения. Для физического тела Хенаро пройти сквозь стену было столь же невозможно, как для его тела сновидения поесть.

Цитата: Дар Орла. Глава 7. Совместное сновидение
Не знаю, - ответила Ла Горда. - Я просто произношу то, что приходит ко мне в голову. Нагваль сказал также, что намерение создает мир.

Я знал, что уже слышал эти слова раньше. Я подумал что дон Хуан, должно быть, говорил мне это, но я просто забыл.

- Когда дон Хуан говорил тебе это? - спросил я.

- Не могу вспомнить. Но он говорил, что люди, а отсюда все живые существа, являются рабами намерения. Оно заставляет нас действовать в этом мире. Оно даже принуждает нас умирать. Он сказал, что когда мы становимся воинами, намерение тем не менее превращается в нашего друга. Оно позволяет нам на секунду быть свободными, иногда даже приходит к нам, как если бы оно поджидало нас поблизости. Он говорил мне, что сам был только другом намерения. Сильвио же Мануэль был его хозяином.

Целые армады скрытых воспоминаний бились во мне, чтобы вырваться на поверхность. Я испытал на минуту ужасное замешательство, а затем что-то во мне внезапно сдалось. Я успокоился. Я больше не интересовался открытиями о Сильвио Мануэле.

Ла Горда интерпретировала мою смену настроения как признак того, что мы готовы лицом к лицу встретить свои воспоминания о Сильвио Мануэле.

- Нагваль всем нам показывал, что он может делать со своим намерением, - внезапно сказала она. - Он мог заставлять вещи появляться, призывая намерение. Он говорил, что если я захочу летать, то должен буду вызвать намерение полета. Затем он показал мне, как он сам может призывать его, прыгнув в воздух и пролетев круг надо мной, как огромный воздушный змей. Или же он заставлял предметы появляться и исчезать в его руке. Он сказал, что знал намерение многих вещей и мог вызывать эти вещи, направляя намерение на них. Различие между ним и Сильвио Мануэлем состояло в том, что Сильвио Мануэль, будучи хозяином намерения, знал намерение всего.

Я заметил, что ее объяснение требует дальнейших уточнений. Она, казалось, изо всех сил пыталась организовать слова в своем уме.

- Я научилась только намерению летать, - сказала она, - повторяя все чувства, которые у меня были, когда летала в сновидении. Нагваль за свою жизнь научился намерению сотен вещей. Но Сильвио Мануэль пришел к самому источнику. Он коснулся его. Ему не надо было учиться намерению чего бы то ни было. Он составлял с намерением единое целое. Проблема заключалась в том, что у него не осталось больше желаний, потому что намерение не имеет своих собственных желаний. Поэтому Сильвио Мануэль мог сделать все, чего бы Нагваль ни пожелал. Нагваль направлял намерение Сильвио Мануэля.

Но поскольку Нагваль также не имел желаний, большую часть времени они вообще ничего не делали.

Цитата: Глава 12. Неделание Сильвио Мануэля
Что касается меня, то однажды я сообразил, что ключом является мое намерение, особый аспект моего намерения, ибо это не было волевым действием, насколько я его знаю. Это было интенсивное желание, фокусировавшееся в центре моего тела, своеобразная нервозность, от которой по телу пробегала дрожь, превращавшаяся затем в силу, которая стену не остановила, но заставила какую-то часть моего тела непроизвольно повернуться на 90 градусов вправо.

Цитата: Глава 15. Пернатый змей
Она напомнила, как Сильвио Мануэль обратился к нам с речью, сказав, что мы достаточно подготовлены, чтобы попытаться еще раз полностью войти в другое "я", что нам необходимо только отбросить намерение своего первого внимания. Как только мы окажемся в осознании другого "я", сила Нагваля Хуана Матуса и его партии возьмет нас и легко поднимет в третье внимание - чего нельзя будет сделать, если мы будем пребывать в нормальном осознании.

Сильвио Мануэль улыбнулся, понимая мои проблемы. Он сказал, что требуется огромная сила для того, чтобы освободиться от намерения повседневной жизни. Секрет, только что открытый мне, состоит в том, как уходить от такого намерения. Чтобы выполнить то, что он сделал, нужно перенести свое внимание на светящуюся оболочку.

Он еще раз превратился в светящееся яйцо, и тогда мне стало ясно все, что я знал и так. Глаза Сильвио Мануэля на какое-то мгновение сфокусировались на точке второго внимания. Голова его была повернута прямо, но взгляд был несколько скошен в сторону. Он сказал, что воин должен вызвать намерение, а взгляд является ключом. Глаза как бы выманивают намерение.

Меня охватила эйфория.

В конце концов, теперь я получил возможность думать о чем-то таком, что я знал, в действительности не зная. Причина того, что видение является зрительным, состоит в том, что глаза нужны нам, чтобы фокусироваться на намерении. Дон Хуан и партия его воинов знали, как использовать свои глаза для того, чтобы схватить другой аспект намерения. Они называли это действие видением. То, что показал мне Сильвио Мануэль, являлось истинной функцией глаз - ловцов намерения.

Я решил использовать свои глаза, чтобы приманить намерение, и сфокусировал их на точке второго внимания. Внезапно дон Хуан, его воины, донья Соледад и Элихио стали светящимися яйцами, но это не относилось к Ла Горде, трем сестричкам и Хенарос. Я продолжал перемещать глаза туда и назад между шарами света и людьми, пока не услышал щелчок в основании шеи, и тогда все в комнате стали светящимися яйцами. Мгновение мне казалось, что я не смогу их различать, но затем мои глаза как-то приспособились, и я удержал два аспекта намерения, два образа сразу. Я мог видеть и их физические тела, и их светимости. Две сцены не были наложены друг на друга, они существовали отдельно, - и все же я не мог понять - каким образом. У меня как бы сосуществовали два канала зрения, где видение совершалось моими глазами и в то же время было независимо от них. Закрывая глаза, я продолжал видеть светящиеся тела, но уже не видел физических тел.

10

Огонь изнутри
Он опять повторил, как если бы хотел, чтобы я обязательно это усвоил, что соответствие(настройка) - уникальная сила, поскольку она либо помогает точке сборки двигаться, либо фиксирует ее в обычном положении. Тот аспект соответствия, сказал он, который удерживает точку сборки неподвижной, называется волей, а аспект, сдвигающий ее - намерением. Он заметил, что одна из самых захватывающих тайн - это то, что воля, безличная сила соответствия, превращается в намерение - личную силу, которая находится в распоряжении каждого индивидуума.

11

Сила безмолвия
Несгибаемое намерение также является силой, возникающей, когда точка сборки удерживается в необычном положении.

Сила безмолвия
Во Вселенной существует неизмеримая, неописуемая сила, которую шаманы называют намерением, и абсолютно все, что существует во Вселенной, соединено с намерением связующим звеном. Воины пытаются понять и использовать связующее звено. Особенно они заботятся об очищении его от парализующего влияния каждодневных забот обычной жизни. Шаманизм на этом уровне может быть определен как процесс очистки нашего связующего звена с намерением.

Огонь изнутри
Он опять повторил, как если бы хотел, чтобы я обязательно это усвоил, что соответствие – уникальная сила, поскольку она либо помогает точке сборки двигаться, либо фиксирует ее в обычном положении. Тот аспект соответствия, сказал он, который удерживает точку сборки неподвижной, называется долей, а аспект, сдвигающий ее – намерением. Он наметил, что одна из самых захватывающих тайн – это то, что воля, безличная сила соответствия, превращается в намерение – личную силу, которая находится в распоряжении каждого индивидуума.

12

Огонь изнутри.Глава 8. Положение точки сборки
- Стоит достичь безмолвия - и все становится возможным, - заявил он.

Я сказал ему, что вполне отдаю себе отчет в том, что мне в общем-то удалось прекратить внутренние разговоры с самим собой. Но я понятия не имел, каким образом это произошло. Если бы у меня спросили, за счет каких действий я этого добился, я бы затруднился ответить.

- Объяснение - сама простота, - сказал дон Хуан. - Это было изъявлением твоей воли. Тем самым ты сформировал новое намерение, новую команду. Ну, а потом твоя команда сделалась командой Орла.

- Это - самая необычайная из находок новых видящих. Наши команды могут становиться командами Орла. Внутренний диалог останавливается за счет того же, за счет чего начинается: за счет действия воли. Ведь начать внутренний разговор с самими собой мы вынуждены под давлением тех, кто нас учит. Когда они учат нас, они задействуют свою волю. И мы задействуем свою в процессе обучения. Просто ни они, ни мы не отдаем себе в этом отчета. Обучаясь говорить с самими собой, мы обучаемся управлять волей. Это наша воля - разговаривать с самими собой. И, чтобы прекратить внутренние разговоры, нам следует воспользоваться тем же самым способом: приложить к этому волю, выработать соответствующее намерение.

13

Сила безмолвия. Глава 4. Нисхождение духа

В другой раз дон Хуан рассказал о рациональном мышлении древних магов. Он сказал мне, что благодаря своему видению они поняли, что осознание происходит тогда, когда энергетические поля внутри нашего светящегося кокона приходят в соответствие с такими же энергетическими полями снаружи. И они верили, что они обнаружили, что это соответствие и есть источник осознания.

  On another occasion don Juan had recounted the rational thinking of the early sorcerers. He told me that, through their seeing, they realized that awareness took place when the energy fields inside our luminous cocoon were aligned with the same energy fields outside. And they believed they had discovered alignment as the source of awareness.

Но после тщательного рассмотрения стало очевидным: то, что они называли "приведением в соответствие (alignment- расположение по одной линии, настройка, выравнивание) эманациям Орла", не могло полностью объяснить того, что они видели. Они заметили, что очень небольшая часть всего  количества светящихся нитей внутри кокона была возбуждена (be energized), в то время, как остальная оставалась неизменной. Видение тех нескольких нитей, наполненных энергией, привело к ложному открытию. Нити не нуждаются в приведении в соответствие, чтобы воспламеняться, потому что внутри нашего кокона они те же, что и снаружи. То, что наполняет их энергией, является на самом деле независимой силой. Они чувствовали, что не могут продолжать, называть ее осознанием, как они это делали раньше, поскольку осознание - это свечение воспламененных энергетических полей. Поэтому сила, которая зажигает поля, была названа "волей".

  Upon close examination, however, it became evident that what they had called alignment of the Eagle's emanations did not entirely explain what they were seeing. They had noticed that only a very small portion of the total number of luminous filaments inside the cocoon was energized while the rest remained unaltered. Seeing these few filaments energized had created a false discovery. The filaments did not need to be aligned to be lit up, because the ones inside our cocoon were the same as those outside. Whatever energized them was definitely an independent force. They felt they could not continue to call it awareness, as they had, because awareness was the glow of the energy fields being lit up. So the force that lit up the fields was named will.

Дон Хуан сказал, что когда их видение начало становиться все более точным и эффективным, они поняли, что воля - это сила, которая удерживает эманации Орла разделенными и отвечает не только за наше осознание, но и за все во вселенной. Они видели, что эта сила обладает полным сознанием и что она берет начало от тех самых полей энергии, которые образуют вселенную. Затем они решили, что намерение - более подходящее название для нее, чем воля. Однако много веков спустя и это название было признано неудовлетворительным, поскольку оно не отражало ни огромного значения этой силы, ни ее живой связи со всем во вселенной.

  Don Juan had said that when their seeing became still more sophisticated and effective, they realized that will was the force that kept the Eagle's emanations separated and was not only responsible for our awareness, but also for everything in the universe. They saw that this force had total consciousness and that it sprang from the very fields of energy that made the universe. They decided then that intent was a more appropriate name for it than will. In the long run, however, the name proved disadvantageous, because it does not describe its overwhelming importance nor the living connection it has with everything in the universe.

Дон Хуан утверждал, что нашим огромным общим недостатком является то, что мы, проживем жизнь, полностью игнорируя эту связь. Наши житейские дела, наши нескончаемые интересы, надежды, заботы, разочарования и страхи берут верх, и на ежедневной основе мы не осознаем, что связаны со всем остальным

  Don Juan had asserted that our great collective flaw is that we live our lives completely disregarding that connection. The busyness of our lives, our relentless interests, concerns, hopes, frustrations, and fears take precedence, and on a day-to-day basis we are unaware of being linked to everything else.

14

Огонь изнутри.Глава 14. Накатывающаяся сила

Он повторил, как если бы он пытался вдолбить мне это в голову, что выравнивание – это уникальная сила, потому что она как помогает точке сборки сдвигаться, так и сохраняет ее приклеенной к ее обычному положению. Аспект выравнивания, который удерживает точку сборки неподвижной – это воля,  сказал он; и аспект, которые заставляет ее сдвигаться – это намерение. Он отметил, что одна из самых захватывающих тайн – это то, как воля, безличная сила выравнивания, превращается в намерение, индивидуальную/ личную силу, которая находится в распоряжении каждого индивидуума.

He repeated, as if he were trying to drill it into me, that alignment is a unique force because it either helps the assemblage point shift, or it keeps it glued to its customary position. The aspect of alignment that keeps the point stationary, he said, is will; and the aspect that makes it shift is intent.
He remarked that one of the most haunting mysteries is how will, the impersonal force of alignment, changes into intent, the personalized force, which is at the service of each individual.
"The strangest part of this mystery is that the change is so easy to accomplish," he went on. "But what is not so easy is to convince ourselves that it is possible. There, right there, is our safety catch. We have to be convinced. And none of us wants to be."

15

Сила безмолвия. Введение

Я вошел в удивительное состояние осознания! У меня была такая ясность ума, что я был способен понимать и усваивать все, о чем говорил Дон Хуан. Он сказал, что во вселенной есть неизмеримая, неописуемая сила, которую маги называют намерением, и что абсолютно все, что существует во всем космосе, прикреплено к намерению связующим звеном. Маги, или воины, как он их называл, занимались обсуждением, пониманием и использованием этого связующего звена. Особенно они занимались очищением его от парализующих эффектов, которые вызывали обычные дела их повседневной жизни.
Магия на этом уровне может быть определена, как процедура по очищению связующего звена с намерением. Дон Хуан подчеркнул, что процедуру по очищению связующего звена крайне тяжело понять или научится выполнять. Поэтому маги разделили свои инструкции на две категории. Одна из них – это были инструкции для повседневного состояния осознания, в которой процесс очищения был представлен в завуалированном виде. Вторая – это инструкции для повышенного осознания, в которое переживал в это время, в котором маги получали знание напрямую от намерения, без отвлекающего вмешательства разговорного языка.

I had entered into a wondrous state of awareness! I had such clarity of mind that I was able to comprehend and assimilate everything don Juan was saying. He said that in the universe there is an unmeasurable, indescribable force which sorcerers call intent, and that absolutely everything that exists in the entire cosmos is attached to intent by a connecting link. Sorcerers, or warriors, as he called them, were concerned with discussing, understanding, and employing that connecting link. They were especially concerned with cleaning it of the numbing effects brought about by the ordinary concerns of their everyday lives.  Sorcery at this level could be defined as the procedure of cleaning one's connecting link to intent. Don Juan stressed that this "cleaning procedure" was extremely difficult to understand, or to learn to perform. Sorcerers, therefore, divided their instruction into two categories. One was instruction for the everyday-life state of awareness, in which the cleaning process was presented in a disguised fashion.
The other was instruction for the states of heightened awareness, such as the one I was presently experiencing, in which sorcerers obtained knowledge directly from intent, without the distracting intervention of spoken language.

16

Путешествие в Икстлан

Внезапно я понял,  что у меня есть союзник, и фантомы ничего не могут мне сделать.  Я следовал за мальчиком по тропе. Другие фантомы выбегали навстречу, пытаясь сбросить меня в пропасть, но моя воля была более сильной чем их. Они должно быть это чувствовали и поэтому оставили попытки  помешать мне. Через некоторое  время они вяло стояли вдоль моего пути. Изредка, какой-нибудь вступал на мой путь, но я их останавливал своей волей и они мне совершенно перестали докучать. Дон Хенаро надолго замолчал. Дон Хуан рассматривал меня.

Suddenly I realized that I had an ally and that there was nothing that the phantoms could do to me. I followed the boy down the trail. Other phantoms lurched out swiftly and tried to make me trip over the precipices, but my will was stronger than they were. They must have sensed that, because they stopped pestering me. After a while they simply stood by my path; from time to time some of them would leap towards me but I stopped them with my will. And then they quit bothering me altogether

Сказки о силе. Глава 3. Секрет светящихся существ

"I don't know. His call is for you, not for me. He'll be tapping your will directly. In other words, you must use your will in order to know the call.
"Genaro feels that he must make sure, at this point, that you have stored sufficient personal power to enable you to turn your will into a functioning unit."
Will was another concept which don Juan had delineated with great care but without making it clear. I had gathered from his explanations that will was a force that emanated from the umbilical region through an unseen opening below the navel, an opening he had called the "gap." Will was allegedly cultivated only by sorcerers. It came to the practitioners veiled in mystery and purportedly gave them the capacity to perform extraordinary acts.
I remarked to don Juan that there was no chance that anything so vague could ever be a functioning unit in my life.
"That's where you're wrong," he said. "The will develops in a warrior in spite of every opposition of the reason."
"Can't don Genaro, being a sorcerer, know whether I'm ready or not, without testing me?" I asked.
"He certainly can," he said. "But that knowledge won't be of any value or consequence, because it has nothing to do with you. You are the one who's learning, therefore you yourself must claim knowledge as power, not Genaro. Genaro is not concerned with his knowing as much as with your knowing. You must find out whether or not your will works. This is a very difficult point to make. In spite of what Genaro or I know about you, you must prove to yourself that you are in the position to claim knowledge as power. In other words, you yourself have to be convinced that you can exercise your will. If you're not, then you must become convinced today. If you cannot perform this task, then Genaro's conclusion will be that regardless of what he might see about you, you're not ready yet."
I experienced an overwhelming apprehension.
"Is all this necessary?" I asked.
"It's Genaro's request and must be obeyed," he said in a firm but friendly tone.
"But what does don Genaro have to do with me?"
"You may find that out today," he said and smiled.
I pleaded with don Juan to get me out of that intolerable situation and explain all the mysterious talk. He laughed and patted my chest and made a joke about a Mexican weight lifter who had enormous pectoral muscles but could not do heavy physical labor because his back was weak.
"Watch those muscles," he said. "They shouldn't be just for show."
"My muscles have nothing to do with what you're talking about," I said in a belligerent mood.
"They do," he replied. "The body must be perfection before the will is a functioning unit."

- Каким будет его зов?
- Я не знаю, его зов для тебя, а не для меня. Он будет касаться непосредственно твоей воли. Иными словами, ты должен использовать свою волю, превратив ее в действующее начало.
"воля" была еще одной концепцией дона Хуана, которую он тщательно обосновал, отчего, правда, она не стала для меня более ясной. Я понял из его объяснений лишь то, что "воля" является какой-то силой, исходящей из живота через невидимое отверстие чуть ниже пупка, которое он называл "просвет". "воля" намеренно культивировалась только магами. Она приходила к практикующим таинственным образом и якобы давала им возможность совершать необычайные поступки.
Я заметил дону Хуану, что не вижу для себя ни малейшего шанса сделать действующим началом в своей жизни нечто столь неопределенное.
- Здесь ты ошибаешься, - сказал он, - воля развивается в воине, несмотря на любое сопротивление разума.
- Разве не мог дон Хенаро, будучи магом, узнать, готов ли я, не проверяя меня? - спросил я.
- Конечно, мог, - сказал он. - Но такое знание не имело бы никакой ценности или последствий, потому что оно было бы изолировано от тебя. Ты - тот, кто учится. Поэтому ты сам должен провозгласить знание силой, а не Хенаро. Хенаро интересует не его знание, а твое. Ты сам должен обнаружить, работает или нет твоя воля. Это очень трудно сделать. Несмотря на все то, что мы с Хенаро знаем о тебе, ты должен доказать самому себе, что способен провозгласить знание силой. Другими словами, ты должен убедиться сам, что можешь использовать свою волю. Если это не так, значит ты должен убедиться в этом сегодня. Если ты не сможешь выполнить эту задачу, тогда дон Хенаро решит, что несмотря на все, что он видит относительно тебя, ты еще не готов.
Меня переполняло волнение.
- Это действительно необходимо? - спросил я.
- Это - просьба Хенаро, и она должна быть выполнена, - сказал он твердо, но дружелюбно.
- Но какое отношение ко мне имеет дон Хенаро?
- Может быть, сегодня ты это обнаружишь.
Я упрашивал дона Хуана, чтобы он не мучил меня своими недомолвками. Он засмеялся, хлопнул меня по груди и пошутил насчет мексиканского грузчика, у которого огромные грудные мускулы, но он не может выполнять тяжелой физической работы, потому что у него слабая спина.
- Следи за теми мышцами, - сказал он. - Они должны быть не только для вида.
- Мои мышцы не имеют отношения к тому, что ты говоришь, - проворчал я.
- Имеют, - ответил он. - Чтобы воля стала действующим началом, тело должно быть совершенным.

Сказки о силе. Глава 3. Секрет светящихся существ

The diagram in the ashes had two epicenters; one he called "reason," the other, "will." "Reason" was interconnected directly with a point he called "talking." Through "talking," "reason" was indirectly connected to three other points, "feeling," "dreaming" and "seeing." The other epicenter, "will," was directly connected to "feeling," "dreaming" and "seeing"; but only indirectly to "reason" and "talking."
I remarked that the diagram was different from the one I had recorded years before.
"The outer form is of no importance," he said. "These points represent a human being and can be drawn in any way you want."
"Do they represent the body of a human being?" I asked.
"Don't call it the body," he said. "These are eight points on the fibers of a luminous being. A sorcerer says, as you can see in the diagram, that a human being is, first of all, will, because will is directly connected to three points, feeling, dreaming and seeing; then next, a human being is reason. This is properly a center that is smaller than will; it is connected only with talking."
"What are the other two points, don Juan?"
He looked at me and smiled.
"You're a lot stronger now than you were the first time we talked about this diagram," he said. "But you're not yet strong enough to know all the eight points. Genaro will someday show you the other two."
"Does everybody have those eight points or only sorcerers?"
"We may say that every one of us brings to the world eight points. Two of them, reason and talking, are known by everyone. Feeling is always vague but somehow familiar. But only in the world of sorcerers does one get fully acquainted with dreaming, seeing and will. And finally, at the outer edge of that world one encounters the other two. The eight points make the totality of oneself."
He showed me in the diagram that in essence all the points could be made to connect with one another indirectly.
I asked him again about the two mysterious remaining points. He showed me that they were connected only to "will" and that they were removed from "feeling," "dreaming" and "seeing," and much more distant from "talking" and "reason." He pointed with his finger to show that they were isolated from the rest and from each other.
"Those two points will never yield to talking or to reason" he said. "Only will can handle them. Reason is so removed from them that it is utterly useless to try figuring them out. This is one of the hardest things to realize; after all, the forte of reason is to reason out everything."
I asked him if the eight points corresponded to areas or to certain organs in a human being.
"They do," he replied dryly and erased the diagram.
He touched my head and said that that was the center of "reason" and "talking". The tip of my sternum was the center of feeling. The area below the navel was will. Dreaming was on the right side against the ribs. Seeing on the left. He said that sometimes in some warriors seeing and dreaming were on the right side.

Затем он рассыпал немного золы на землю возле фонаря, площадью около двух квадратных футов, и нарисовал схему своими пальцами. Схему с восемью точками, соединенными линиями. Это была геометрическая фигура.

Он нарисовал такую же несколько лет назад, когда пытался объяснить мне что когда я наблюдал как один и тот же лист четыре раза падал с дерева это не было иллюзией.

У схемы в золе было два эпицентра; один он назвал "разум", другой "воля". "Разум" был взаимосвязан напрямую с точкой которую он назвал "разговор". Через "разговор", "разум" был косвенно связан с тремя другими точками, "чувство", "сновидение" и "видение". Другой эпицентр, "воля", было непосредственно связан с "чувством", "сновидением" и "видением"; но только косвенно с "разумом" и "разговором".

Я отметил что схема отличалась от той которую я зарисовал несколько лет назад.

"Внешняя форма не имеет значения," сказал он. "Эти точки представляют собой человеческое существо и могут быть нарисованы любым способом какой тебе нравится."

"Они олицетворяют собой тело человека?" спросил я.

"Не называй это телом", сказал он. "Существуют восемь точек на волокнах светящегося существа. Маг говорит, как ты можешь увидеть на схеме, что человеческое существо это прежде всего воля, потому что воля непосредственно связана с тремя точками, чувство, сновидение и видение; затем, в следующую очередь, человек это разум. По сути этот центр меньше чем воля; он соединен только с разговором."

"Что это за две другие точки, дон Хуан?"

Он посмотрел на меня и улыбнулся.

"Ты намного сильнее, чем был в первый раз когда мы говорили об этой схеме," сказал он.

"Но ты не достаточно силен, чтобы знать все восемь точек. Хенаро когда-нибудь покажет тебе две других."

"Все ли имеют эти восемь точек или только маги?"

"Мы можем сказать, что каждый из нас приносит в мир восемь точек. Две из них, разум и разговор, известны каждому. Чувство всегда расплывчато, но каким-то образом знакомо. Но только в мире магов можно в полной мере познакомится со сновидением, видением, волей и, наконец, на внешнем краю этого мира маг сталкивается с двумя другими точками. Восемь точек образуют целостность себя."

Он показал мне на схеме, что в сущности все точки могут быть соединены друг с другом косвенно.

Я спросил его снова о двух оставшихся загадочных точках. Он показал мне, что они были связаны только с "волей", и что они были удалены от "чувства", "сновидения" и "видиния", и в гораздо большей степени отдалены от "разговора" и "разума". Он показал пальцем что они изолированы от остальных и друг от друга.

"Эти две точки никогда не поддаются разуму или разговору" сказал он. "Только воля может иметь с ними дело. Разум столь удален от них, что совершенно бесполезно пытаться понять их. Это одна из самых трудных вещей для понимания; В конце концов, конек разума в том чтобы понимать и делать выводы из всего"

Я спросил его соответствуют ли восемь точек областям, или отдельных органам человеческого существа.

"Соответствуют", ответил он сухо и стер схему. Он коснулся моей головы и сказал, что это был центр "разума" и "разговора". Кончик моей грудины был центром чувства. Область ниже пупка была волей. Сновидение было на правой стороне ребер. Видение на левой. Он сказал, что иногда у некоторых воинов видение и сновидение были на правой стороне.

17

Теперь ты знаешь, что ждешь свою волю. Но ты все еще не знаешь, ни что это такое, ни как это может с тобой произойти. Поэтому тщательно следи за всем, что делаешь. В ежедневных мелочах, которыми ты занимаешься, кроется то, что поможет тебе развить волю.

18

Содержание
1 Отдельная реальность
1.1 Он остановил тебя волей
1.2 Ты можешь управлять своим союзником при помощи воли
1.3 Глупость моей жизни контролируется волей
1.4 Моя воля заставляет меня жить вопреки тому, что я вижу в мире
1.5 Весь фокус - в использовании воли
1.6 Усилием воли я могу заставить чудовище исчезнуть
1.7 При помощи воли и терпения воин добивается всего, чего хочет. Воля - самостоятельная сила
1.8 Воля - звено между миром и человеком
1.9 Схватывать мир волей
1.10 Воля и жизнь воина
1.11 Воля - средство равновесия
1.12 Смерть входит через просвет воли
1.13 Единственное средство, позволяющее ему уравновесить себя и сдержать их напор, - это воля
1.14 И когда он ведет эту битву, он знает, что воля его безупречна
1.15 Должен быть готов в любой момент заполнить его своей волей
1.16 Нужно иметь безупречную волю
2 Путешествие в Икстлан
2.1 Перемещение в сновидении волевым усилием
2.2 Достойный противник должен обладать волей
2.3 Останавливал своей волей
2.4 Воля останавливает внутренний диалог
3 Сказки о силе
3.1 Воля развивается в воине, несмотря на любое сопротивление разума
3.2 Тело должно быть совершенным
3.3 Сопротивление разума
3.4 Точка воли
3.5 Воля — второе кольцо силы
3.6 Мир разума и мир воли
3.7 Мир разума превращает это событие в нечто заурядное
3.8 Воин учится настраивать свою волю, направлять ее с точностью иголки
3.9 Воля Хенаро для полёта
3.10 Схватывание человека своей волей
3.11 Союзник находится вне царства разума
3.12 Две стороны: тональ (разум) и нагваль (воля)
3.13 Нет возможности подобраться к объяснению магов, если по своей воле не используешь нагваль
3.14 Нет способа говорить о неизвестном. Можно быть только свидетелем его.
3.15 Нет никакой надежды понять или объяснить, чему именно мы являемся свидетелями
4 Второе кольцо силы
4.1 Единственно важным фактором осознания смерти является волевой акт
4.2 Воля сновидения
4.3 Способны ли мы развить свою волю
5 Дар Орла
5.1 Проводником нашей энергии
5.2 Сила, излучаемая из средней части тела
5.3 Воля является полным контролем второго внимания
5.4 Человек действия
5.5 Колесо времени
5.6 Намерение - сила, которая перемещает первое кольцо силы
6 Огонь изнутри
6.1 Пятый элемент
6.2 Воля эманаций Орла
6.3 Сдвиг изнутри
6.4 Наши команды могут становиться командами Орла
6.5 Энергия настройки
6.6 Воспоминания
6.7 Точка сборки смещается приобретением новых привычек, она сдвигается усилием воли
6.8 Воля, безличная сила соответствия, превращается в намерение
6.9 Огонь изнутри
7 Сила безмолвия
7.1 Он уже не думает о последствиях, а просто действует
7.2 Необходимо научиться выслеживать, затем они должны овладеть намерением
7.3 Воля - это сила, которая удерживает эманации Орла разделенными
7.4 Повышение чувствительности связующего звена
7.5 Вспоминать по своей воле
7.6 Достаточное количество энергии
8 Искусство сновидения
8.1 Прохождение первых врат
8.2 Не давай возможности никому и ничему принимать решения за тебя
8.3 Перепросмотр наших жизней никогда не должен заканчиваться
8.4 Независимая от воли сила при перепросмотре
8.5 Продолжай двигаться
8.6 Все элементы снов, которые не являются обычными снами, на самом деле были энергетическими образованиями
8.7 Воля и тело сновидения
8.8 Быть мужчиной или женщиной не означает окончательности этого состояния
9 Активная сторона бесконечности
9.1 Искусство магии состоит в том, чтобы манипулировать точкой сборки и по своей воле
9.2 А мы можем воспринимать эти неорганические существа?
10 Интервью
10.1 Интервью: Карлос Кастанеда, Луис Коссобудзки (1975 год)
10.1.1 Остановка мира — акт воли
10.1.2 Брухо прерывает поток здравого смысла по собственной воле
10.1.3 Сновидения требуют того же самого обладания волей
10.2 Интервью: Карлос Кастанеда, Сэм Кин (1976 год)
10.2.1 Развивать терпение и волю
10.2.2 Остановить мир по своей воле
10.2.3 Тело обладает своей собственной волей
10.2.4 Остановка образов во сне и остановка мира
10.3 Интервью: Карлос Кастанеда, Грасиела Корвалан (1980-1981 год)
10.3.1 Перепросмотр может сделать любой человек, но он должен обладать несгибаемой волей
10.3.2 Воля Соледад
10.3.3 Сновидеть по своей воле
10.4 Интервью: Карлос Кастанеда, Кармина Форт (1990 год)
10.4.1 Воля - голос тела
10.5 Интервью: Флоринда Доннер, Кейт Никольс (1993 год)
10.5.1 Способность воспринимать эти линии информации при помощи своей воли и контроля
10.6 Интервью: Карлос Кастанеда, Свами Муктананда (1995 год)
10.6.1 Овладеть знаниями может только тот, кто вынужден
10.7 Комментарии Карлоса Кастанеды по случаю тридцатилетия книги "Учение Дона Хуана" (1998 год)
10.7.1 Самое важное упражнение по развитию намеревания заключалось в волевом перемещении точки сборки
11 Публикации
11.1 Брошюра "Безмолвное знание", Карлос Кастанеда
11.1.1 Дисциплина
11.1.2 Сталкинг
12 Другие авторы
12.1 Книга "Жизнь в сновидении", Флоринда Доннер
12.1.1 Наш чудесный мир целостен во всякий момент благодаря упорной воле

19

Отдельная реальность
Он остановил тебя волей

- Что это было? Что происходило на самом деле? - спросил я. - Сакатека танцевал, - ответил дон Хуан. - Он увидел тебя, и потом танцевал.
- Что он делал? Я ощущал холод и дрожь.
- Ты ему явно не понравился, и он остановил тебя, бросив в тебя слово.
- Как он мог это сделать? - недоверчиво спросил я.
- Очень просто. Он остановил тебя своей волей.

Ты можешь управлять своим союзником при помощи воли

Дым доставляет тебя к союзнику, а когда ты становишься с ним одним целым, тебе уже больше не нужно использовать дым. С этого момента ты можешь управлять своим союзником при помощи воли и заставлять его делать все, что тебе потребуется. Союзники не бывают ни плохими, ни хорошими, это просто силы, которыми маги пользуются по своему усмотрению.

Глупость моей жизни контролируется волей

В твоей жизни есть важные вещи, которые имеют для тебя большое значение. Это относится и к большинству твоих действий. У меня - все иначе. Для меня больше нет ничего важного - ни вещей, ни событий, ни людей, ни явлений, ни действий - ничего. Но все-таки я продолжаю жить, потому что обладаю волей. Эта воля закалена всей моей жизнью и в результате стала целостной и совершенной. И теперь для меня не важно, имеет что-то значение или нет. Глупость моей жизни контролируется волей.

Моя воля заставляет меня жить вопреки тому, что я вижу в мире

Я выбрал жизнь. И смех. Причем вовсе не оттого, что это важно, а потому, что такова склонность моей натуры. Я говорю "выбрал", потому что вижу. Но на самом деле выбрал не я. Моя воля заставляет меня жить вопреки тому, что я вижу в мире. Ты сейчас не можешь меня понять из-за своей привычки думать так, как ты смотришь.

Весь фокус - в использовании воли

К тому времени, когда он закончил говорить, тело мое уже совсем онемело. Я хотел обратить его внимание на то, что не смогу оттолкнуться, так как не владею мышцами. Но, несмотря на яростные попытки, мне не удалось произнести ни слова. Он, казалось, предвидел это, и объяснил, что весь фокус - в использовании воли, и потребовал, чтобы я вспомнил свой первый опыт курения смеси несколько лет назад. Тогда я упал, но снова встал на ноги за счет того, что он назвал "волей" - я "поднялся с помощью мысли". Он сказал, что это - единственный способ.

Усилием воли я могу заставить чудовище исчезнуть

- Если я верю в то, что испытанное мной - реальность, то я должен признать, что страж - это гигантское чудище, способное причинить невероятную физическую боль, - сказал я, - и если я верю, что усилием воли действительно можно переноситься на громадные расстояния, то логично было бы заключить, что усилием воли я могу заставить чудовище исчезнуть. Правильно?
- Не совсем. Ты не можешь заставить стража исчезнуть. Но можешь сделать так, что он не причинит тебе никакого вреда. И, сделав это, без осложнений миновать стража, как бы бешено он ни метался.

При помощи воли и терпения воин добивается всего, чего хочет. Воля - самостоятельная сила

- Забыть стража?! Да разве такое можно забыть?
- Для того, чтобы забыть, воин использует волю и терпение. В действительности это все, что у него есть. При помощи воли и терпения воин добивается всего, чего хочет.
- Но я же - не воин.
- Ты встал на путь магии. У тебя нет больше времени ни на отступление, ни на сожаления. Время есть лишь на то, чтобы жить, как подобает воину, вырабатывая терпение и волю. Нравится тебе это или нет.
- Как воин их вырабатывает?
Прежде, чем ответить, дон Хуан долго думал. В конце концов он произнес:
- Мне кажется, об этом невозможно рассказать. Особенно о воле, потому что воля - это нечто очень специфическое. Проявления ее таинственны. Нет никакой возможности объяснить, как ее использовать, можно только увидеть результаты. Они ошеломляют. Наверное, прежде всего нужно осознать, что волю можно развить. Воин знает об этом и терпеливо ждет. Ты не отдаешь себе отчета в том, что твое ожидание - ожидание воли. И это твоя ошибка. Мой бенефактор говорил мне, что воин знает, чего он ждет, и знает чего ждет. Ты знаешь, что ждешь. Но хотя ты и околачиваешься здесь годами, ты так до сих пор и не понял, чего именно ждешь.
Среднему, обычному человеку очень трудно, практически невозможно узнать, чего он ждет. Для воина, однако, такой проблемы не существует. Он знает, что его ожидание - это ожидание воли.
- Ты можешь мне четко сказать, что такое воля? Это что - устремление, вроде мечты Лусио заполучить мотоцикл?
- Нет, - мягко произнес дон Хуан и усмехнулся. - Это - не воля. Лусио просто потакает своим желаниям и своей слабости. Воля - это другое. Воля - это нечто предельно чистое, мощное, что направляет наши действия. Воля - это то, что позволяет человеку победить в битве, будучи обреченным на поражение. - Тогда, может быть, воля - это то, что мы называем мужеством?
- Нет, мужество - это другое. Мужественные люди зависимы. Они благородны, из года в год окружены толпой людей, которые превозносят их и восхищаются ими. Но волей из мужественных людей не обладает почти никто. Они бесстрашны, способны на действия очень смелые, однако обычные, не выходящие за рамки здравого смысла. Большинство мужественных людей внушают страх, их боятся. Но проявления воли относятся к достижениям, которые не укладываются ни в какие рамки нашей обычной реальности, поразительным действиям, выходящим за пределы здравого смысла.
- Воля - это владение собой?
- Можно сказать, что это один из видов контроля.
- Как ты думаешь, я могу тренировать волю, например, отказываясь от чего-то?
- Например, от того, чтобы задавать вопросы, - съязвил дон Хуан.
Тон его при этом был настолько въедлив, что я даже перестал писать и поднял на него глаза. Мы оба рассмеялись.
- Нет. Отказывая себе в чем-либо, человек потакает себе, идя на поводу самолюбия или даже самовлюбленности. Я не советую заниматься подобными глупостями. Поэтому и позволяю тебе спрашивать - все, что ты пожелаешь. Если бы я потребовал от тебя прекратить задавать вопросы, ты мог бы поранить свою волю, пытаясь выполнить мое требование. Самоограничение - самый худший и самый злостный вид потакания себе. Поступая подобным образом, мы заставляем себя верить, что совершаем нечто значительное, чуть ли не подвиг, а в действительности только еще больше углубляемся в самолюбование, давая пищу самолюбию и чувству собственной важности. Отказаться от чего-то или заставить себя перестать что-то делать - это еще не проявление воли. Если ты, например, заставишь себя перестать задавать вопросы, это действие не будет иметь с волей ничего общего. Воля - это энергия, сила, самостоятельная действующая единица. Она требует должного управления и настройки, на что требуется время. Мне это известно, поэтому в отношении тебя я спокоен. Когда мне было столько же лет, сколько тебе сейчас, я был не менее импульсивен, чем ты. Но это прошло. Воле нет дела до наших слабостей, она работает несмотря ни на что. Твоя, например, уже начинает приоткрывать просвет.
- О каком просвете ты говоришь?
- У нас есть просвет, как родничок на голове младенца. Только родничок со временем закрывается, а этот просвет - наоборот, по мере того, как у человека развивается воля, становится все больше.
- Где он находится?
- Там, откуда исходят светящиеся волокна, - сказал он, показывая на мою брюшную полость.
- Для чего он?
- Через это отверстие, подобно стреле, выстреливается воля.
- Воля материальна?
- Нет. Я просто сказал так, чтобы тебе было понятнее. То, что маг называет волей, есть сила внутри нас самих. Это не мысль, не предмет, не желание. Прекратить задавать вопросы - не значит использовать волю, потому что для этого нужно думать и хотеть. Воля - это то, что заставляет тебя побеждать, когда твой рассудок говорит тебе, что ты повержен. Воля - это то, что делает тебя неуязвимым. Воля - это то, что позволяет магу пройти сквозь стену, преодолеть огромное расстояние, попасть на Луну, если он того пожелает.

Воля - звено между миром и человеком

Он описал волю как силу, которая была истинным звеном между миром и людьми. К определению мира дон Хуан подошел очень тщательно, сказав что мир - это то, что мы воспринимаем, независимо от избранного нами способа восприятия. Дон Хуан считал, что "восприятию мира" сопутствует процесс "схватывания", то есть глубокого осознания того, что перед нами предстало и было воспринято. Такое "комплексное" восприятие осуществляется органами чувств и волей.
Я спросил его, не является ли воля тем, что иногда называют "шестое чувство". Он ответил, что она, скорее, является связью между нами и воспринимаемым миром.

Схватывать мир волей

- То, что среди людей принято называть волей, - не более чем упорство и твердость характера, - сказал он, - То, что маг называет волей, - есть сила, которая исходит изнутри него и привязывается к внешнему миру. Она выходит через живот, прямо отсюда, где находятся светящиеся волокна.
Он потер свой пупок, указывая место.
- Я говорю, что она выходит отсюда, потому что так это чувствуешь.
- Почему ты называешь это волей?
- Я вообще это никак не называю. Но мой бенефактор называл это волей, и все люди знания называют это так. - Вчера ты сказал, что мир можно воспринимать как чувствами, так и волей. Что это означает?
- Обычный человек "схватывает" то, что есть в мире с помощью рук, глаз или ушей. Маг может "схватывать" также и с помощью воли. Я не могу описать тебе, как это делается, но ты сам, к примеру, не можешь описать мне, как ты слышишь. Так случилось, что я тоже могу слышать, поэтому мы можем говорить о том, что мы слышим, но не о том, как мы слышим. Маг использует свою волю для того, чтобы ощущать мир. Но это ощущение не похоже на слуховое восприятие. Когда мы смотрим на мир или когда мы прислушиваемся к нему, у нас создается ощущение, что он вне нас и что он реален. Ощущая мир нашей волей, мы узнаем, что он не настолько "вне нас" и не так "реален", как мы думаем.
- Воля - это то же самое, что и видение?
- Нет. Воля - это сила, энергия. Видение - это не сила, а способ проникновения в суть вещей. Маг может иметь очень сильную волю, но он все же может не видеть, что означает, что только человек знания ощущает мир своими чувствами, своей волей и своим видением.
Я сказал ему, что нахожусь в еще большем замешательстве, чем при разговоре о том, как использовать свою волю, чтобы забыть стража. Это заявление и мое недоумение, казалось, развеселили его.
- Я предупреждал, что слова только запутывают, - сказал он и засмеялся. - Теперь ты знаешь, что ждешь свою волю. Но ты все еще не знаешь, ни что это такое, ни как это может с тобой произойти. Поэтому тщательно следи за всем, что делаешь. В ежедневных мелочах, которыми ты занимаешься, кроется то, что поможет тебе развить волю.

Воля и жизнь воина

Я сказал, что, судя по всему, уже добрался до той точки пути, в которой знание проявляет свою устрашающую природу. С уверенностью могу утверждать, что более не нахожу поддержки в обычной жизни, что хочу стать воином, вернее, не хочу, а остро в этом нуждаюсь.
- Тогда тебе нужно отречься, - сказал он.
- Отречься от чего?
- Отречься от всего.
- Но это невозможно. Я не намерен становиться отшельником.
- Я не об этом. Стать отшельником - значит потакать себе, своей слабости. Отшельник не отрекается, он насильно загоняет себя в пустыню, принуждая к затворничеству, или бежит от женщины, трудностей, полагая, что это спасет его от разрушительного действия сил жизни и судьбы. Но это - самообман. Только мысль о смерти может дать человеку отрешенность, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было, равно как и для того, чтобы ни от чего не отказываться. Но это - не страстная жажда, а молчаливая страсть, которую воин испытывает к жизни и ко всему, что в ней есть. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ни за что зацепиться, поэтому он пробует все, ни к чему не привязываясь. Отрешенный воин знает, что невозможно отвести смерть, и знает, что у него есть только одна поддержка - сила его решений. Он должен быть, так сказать, мастером своего выбора. Он должен полностью понимать, что он сам целиком отвечает за свой выбор и что если он однажды сделал его, то у него нет больше времени для сожалений или упреков в свой адрес. Его решения окончательны просто потому, что его смерть не дает ему времени привязаться к чему-либо.
И, таким образом, с осознанием своей смерти, своей отрешенности и силы своих решений воин размечает свою жизнь стратегически. Знание о своей смерти ведет его, делает его отрешенным и молчаливо страждущим, и сила его окончательных решений делает его способным выбирать без сожалений, и то, что он выбирает, стратегически всегда самое лучшее. Поэтому он выполняет все со вкусом и страстной эффективностью.
Когда человек ведет себя таким образом, то можно смело сказать, что он - воин, и что он достиг своего терпения. Дон Хуан спросил меня, не хочу ли я что-нибудь сказать, и я заметил, что задача, которую он только что описал, отнимет всю жизнь. Он сказал, что, хотя я слишком часто перечил ему, он знает, что в повседневной жизни я во многом вел себя как воин.
... Когда воин достиг терпения, он на пути к своей воле. Он знает, как ждать. Его смерть сидит рядом с ним на его циновке. Они друзья. Смерть загадочным образом советует ему, как варьировать обстоятельства и как жить стратегически. И воин ждет. Я бы сказал, что воин учится без всякой спешки, потому что он знает, что он ждет свою волю. Однажды он добьется успеха в свершении чего-то, что обычно совершенно невозможно выполнить. Он может даже не заметить своего необычного поступка. Но по мере того, как он продолжает совершать необычные поступки, или по мере того, как необычные вещи продолжают случаться с ним, он начинает сознавать проявление какой-то силы, исходящей из его тела. Сначала она подобна зуду на животе или жжению, которое нельзя успокоить. Затем это становится болью, большим неудобством. Иногда боль и неудобство так велики, что у воина бывают конвульсии в течение месяца. Чем сильнее конвульсии, тем лучше для него. Отличной воле всегда предшествует сильная боль.
Когда конвульсии исчезают, воин замечает, что у него появляется странное чувство относительно вещей. Он замечает, что может, фактически, трогать все, что он хочет тем чувством, которое исходит из его тела - из точки, находящейся в районе пупка. Это чувство есть воля, и когда он способен охватываться им, можно смело сказать, что воин - маг, и что он достиг воли.
... Он сказал, что боль не является абсолютно необходимой и что он, например, никогда не испытывал ее, и воля просто пришла к нему.

Воля - средство равновесия

В мире действительно множество устрашающих вещей, а мы - беспомощные создания, окруженные непостижимыми и неумолимыми силами. Обычный человек по невежеству своему полагает, что их можно объяснить или изменить. На самом деле он не знает, как это сделать, однако надеется, что человечество рано или поздно сумеет объяснить их или изменить. Маг, с другой стороны, думает не об объяснениях и не о переменах. Вместо этого он использует эти непостижимые силы для того, чтобы перенаправить себя, приспособившись к направлению их действия. В этом заключается его хитрость. В магии нет ничего особенного, достаточно лишь эту хитрость узнать. Маг ничем не лучше обычного человека. Магия не избавляет его от проблем. В действительности она ему даже мешает, потому что усложняет жизнь и делает ее опасной. Открываясь знанию, маг становится уязвимее обычного человека. С одной стороны, его ненавидят и боятся люди. Естественно, они стараются всяческими способами сократить ему жизнь. С другой - непостижимые и неумолимые силы. Они окружают нас, и нам никуда от них не деться уже только по той причине, что мы живем в этом мире. Для мага они представляют собой даже более серьезную опасность, чем люди. Если мага пронзит человек, ему больно, по-настоящему больно. Но это ничто по сравнению с тем, что бывает, если его заденет союзник. Открываясь знанию, маг попадает в лапы сил. Единственное средство, позволяющее ему уравновесить себя и сдержать их напор, - это воля. Поэтому он должен воспринимать и действовать как воин.
— Отдельная реальность

Смерть входит через просвет воли

В такой интерпретации описание смерти выглядело захватывающим. Я ожидал услышать нечто иное и долго ничего не мог сказать. - Смерть входит через живот, - продолжал дон Хуан, - Она проникает прямо через просвет воли - наиболее уязвимую часть человеческого существа. Это - область, из которой излучается воля и через которую входит смерть. Мой союзник подводил меня ко второй стадии смерти, поэтому я знаю, как это бывает. Маг тренирует волю, открываясь смерти. Смерть одолевает его, но когда он становится плоским и начинает рассеиваться, его безупречная воля берет верх и собирает человека снова, не дав кристаллическому туману рассеяться.
...Воля - вот что собирает мага, - сказал он. - Но с возрастом маг слабеет, и неизбежно наступает миг, когда он теряет способность управлять волей. И тогда у него не остается ничего, что можно было бы противопоставить безмолвной силе смерти, и жизнь его, подобно жизни любого обычного человека, рассеивается, исчезая в пространстве.

Единственное средство, позволяющее ему уравновесить себя и сдержать их напор, - это воля

Если мага пронзит человек, ему больно, по-настоящему больно. Но это ничто по сравнению с тем, что бывает, если его заденет союзник. Открываясь знанию, маг попадает в лапы сил. Единственное средство, позволяющее ему уравновесить себя и сдержать их напор, - это воля. Поэтому он должен воспринимать и действовать как воин. Я еще раз повторяю; только воин выживает на пути знания.
И когда он ведет эту битву, он знает, что воля его безупречна

Дух воина не привязан ни к потаканию, ни к жалобам, как не привязан он ни к победам, ни к поражениям. Единственная привязанность воина - битва, и каждая битва, которую он ведет, - его последняя битва на этой земле. Поэтому исход ее для него практически не имеет значения. В этой последней битве воин позволяет своему духу течь свободно и ясно. И когда он ведет эту битву, он знает, что воля его безупречна. И поэтому он смеется.
Должен быть готов в любой момент заполнить его своей волей

Ты посмотри вокруг. Все обычные люди непрерывно чем-то заняты. Они делают то, что они делают. Это - их щиты. Когда маг встречается с какими-то из непостижимых и неумолимых сил, его просвет открывается. Маг становится в большей степени подверженным смерти, чем обычно. Я говорил тебе, что смерть входит в нас через этот просвет. Поэтому тот, у кого он открыт, должен быть готов в любой момент заполнить его своей волей. Конечно, если он - воин. Но ты пока что не воин. А если человек не является воином, то ему не остается ничего другого, кроме как использовать житейские проблемы для отвлечения сознания от устрашающих встреч с непостижимыми и неумолимыми силами. Тем самым человек закрывает свой просвет.

Нужно иметь безупречную волю

Такого рода духи являются помощниками. Но управлять ими сложно, и в каком-то смысле они очень опасны. Чтобы справиться с ними, нужно иметь безупречную волю.

20

Путешествие в Икстлан

Перемещение в сновидении волевым усилием

- Следующим шагом в формировании сновидения является обучение перемещению в пространстве, - продолжал он. - Тем же способом, каким ты научился смотреть на руки, ты заставляешь себя двигаться, перемещаться в пространстве. Сначала определи место, в которое ты хотел бы попасть. Выбирай места, которые хорошо знаешь, - университет, соседний парк, дом кого-нибудь из твоих друзей, а потом пожелай попасть в выбранное место. Этот прием очень сложный. Он состоит из двух частей. Первая: волевым усилием заставить себя переместиться туда, куда наметил. Вторая: проконтролировать точное время своего путешествия.

Достойный противник должен обладать волей

- Дон Хуан, что это за противник? - не унимался я.
- К несчастью, только наши ближние могут стать достойными противниками. Да, только люди. Другие существа не обладают собственной волей, поэтому, чтобы с ними столкнуться, необходимо идти и цеплять их, выманивать. А люди - наоборот, неотступны и безжалостны.

Останавливал своей волей

Меня окружали одни призраки, и они жаждали до меня добраться. Но я не боялся. <...> Я проходил, а они оставались позади стоять так, как стояли. Тех из них, кто все-таки пытались ко мне броситься, я останавливал своей волей. А потом они и вовсе оставили меня в покое.

Воля останавливает внутренний диалог

- Сегодня ночью ты попытаешься закончить начатое раньше. Видение приходит только тогда, когда воин способен остановить внутренний диалог. Сегодня ты своей волей остановил его там, в кустах. И ты видел.

21

Сказки о силе

Воля развивается в воине, несмотря на любое сопротивление разума

- Каким будет его зов?
- Я не знаю, его зов для тебя, а не для меня. Он будет касаться непосредственно твоей воли. Иными словами, ты должен использовать свою долю, превратив ее в действующее начало.
"Воля" была еще одной концепцией дона Хуана, которую он тщательно обосновал, отчего, правда, она не стала для меня более ясной. Я понял из его объяснений лишь то, что "воля" является какой-то силой, исходящей из живота через невидимое отверстие чуть ниже пупка, которое он называл "просвет". "Воля" намеренно культивировалась только магами. Она приходила к практикующим таинственным образом и якобы давала им возможность совершать необычайные поступки.
Я заметил дону Хуану, что не вижу для себя ни малейшего шанса сделать действующим началом в своей жизни нечто столь неопределенное.
- Здесь ты ошибаешься, - сказал он, - воля развивается в воине, несмотря на любое сопротивление разума.
- Разве не мог дон Хенаро, будучи магом, узнать, готов ли я, не проверяя меня? - спросил я.
- Конечно, мог, - сказал он. - Но такое знание не имело бы никакой ценности или последствий, потому что оно было бы изолировано от тебя. Ты - тот, кто учится. Поэтому ты сам должен провозгласить знание силой, а не Хенаро. Хенаро интересует не его знание, а твое. Ты сам должен обнаружить, работает или нет твоя воля. Это очень трудно сделать. Несмотря на все то, что мы с Хенаро знаем о тебе, ты должен доказать самому себе, что способен провозгласить знание силой. Другими словами, ты должен убедиться сам, что можешь использовать свою волю. Если это не так, значит ты должен убедиться в этом сегодня. Если ты не сможешь выполнить эту задачу, тогда дон Хенаро решит, что несмотря на все, что он видит относительно тебя, ты еще не готов.

Тело должно быть совершенным

Он засмеялся, хлопнул меня по груди и пошутил насчет мексиканского грузчика, у которого огромные грудные мускулы, но он не может выполнять тяжелой физической работы, потому что у него слабая спина.
- Следи за теми мышцами, - сказал он. - Они должны быть не только для вида.
- Мои мышцы не имеют отношения к тому, что ты говоришь, - проворчал я.
- Имеют, - ответил он. - Чтобы воля стала действующим началом, тело должно быть совершенным.

Сопротивление разума

Хенаро заставил тебя прыгнуть. Одного этого прыжка было бы достаточно, чтобы вывести тебя из твоих собственных границ. Но у тебя не было сил, и ты вновь рухнул в мир своего разума. После этого ты, конечно, вступил в смертельную битву с самим собой. Что-то в тебе - твоя воля - хотело идти с Хенаро, тогда как твой разум противился этому. Если бы я тебе не помог, ты бы лежал сейчас мертвый и был похоронен на месте силы.

Точка воли

См.: Восемь точек
- Не называй это телом, - сказал он. - На волокнах светящегося существа есть восемь точек. На диаграмме ты видишь, что главное в человеке - это воля, ведь она непосредственно связана с тремя точками: ощущением, сновидением и видением. И лишь во вторую очередь человек - это разум. Центр разум играет гораздо меньшую роль, так как соединен только с разговором.
...- У каждого ли есть все 8 точек, или только у магов?
- Можно сказать, что у каждого. Две из них - разум и разговор - известны всем. Так или иначе мы знакомы и с чувством, хотя и смутно. Но лишь в мире магов достигается знакомство со сновидением, видением и волей. Наконец на краю этого мира встречаешься еще с двумя. Осознание всех восьми точек - это именно то, что приводит нас к целостности самих себя.
... - Эти две точки недоступны ни разговору, ни разуму, - сказал он. - Только воля может иметь с ними дело, разум настолько удален от них, что пытаться понять их совершенно бессмысленно. Этот момент - один из труднейших, так как природа разума заставляет его стремиться понять даже то, что не имеет ничего общего с пониманием.

Воля — второе кольцо силы

Секрет светящихся существ заключается в том, что у них есть второе кольцо силы, которое почти никогда не используется - воля. Уловка мага - это та же уловка обычного человека. У обоих есть описание, но только обычный человек поддерживает свое при помощи разума, а маг - при помощи воли. Оба описания имеют свои законы, и эти законы поддаются восприятию. Но воля по сравнению с разумом более всеобъемлюща, и в этом преимущество мага.
Сейчас я хочу тебе предложить, чтобы, начиная с этой минуты, ты позволил себе воспринимать и поддерживать оба описания - мира разума и мира воли. Чувствую, что для тебя это единственный способ использовать твой повседневный мир как вызов и как средство накопить достаточно личной силы для обретения целостности самого себя.
И тогда, быть может, тебе ее хватит уже в следующий твой приезд. Но жди до тех пор, пока не почувствуешь, как сегодня у оросительной канавы, что внутренний голос подсказывает тебе поступить именно так, а не иначе. Помни, что приезжать в любом другом настроении для тебя не только бесполезно, но и опасно.

Мир разума и мир воли

- Твой костюм пугает меня больше всего того, что ты делал со мной, - сказал я.
- Ты привыкнешь к нему, - сказал он. - Воин должен быть текучим и изменяться в гармонии с окружающим миром, будь это мир разума или мир воли.
Реальная опасность для воина возникает тогда, когда выясняются, что мир - это ни то и ни другое. Считается, что единственный выход из этой критической ситуации - продолжать действовать так, как если бы ты верил. Другими словами, секрет воина в том, что он верит, не веря. Разумеется, воин не может просто сказать, что он верит, и на этом успокоиться. Это было бы слишком легко. Простая вера устранила бы его от анализа ситуации. Во всех случаях, когда воин должен связать себя с верой, он делает это по собственному выбору, как выражение своего внутреннего предрасположения. Воин не верит, воин должен верить.

Мир разума превращает это событие в нечто заурядное

Мне действительно казалось, что все было слишком уж просто, словно кем-то подстроено. Не успели мы прийти в парк и сразу же наткнулись на умирающего человека.
- Обстоятельства выстраиваются сами собой, - сказал он в ответ на мои сомнения. - Это не спектакль, а знак, действие силы.
Мир разума превращает это событие в нечто заурядное, в незначительный случай на пути к более важным делам. И тогда мы мельком замечаем, что какой-то человек просто лежит на траве, наверное, пьяный.
Но мир воли превращает это зрелище в действие силы. И тогда мы можем видеть смерть, кружащую вокруг человека. Она все глубже и глубже погружает свои когти в его светящиеся волокна, и они, медленно теряя свое натяжение, исчезают одно за другим.
Вот две возможности, открытые для нас как светящихся существ. Ты - где-то посередине, все еще желая, чтобы мир был под рубрикой разума. И все-таки ты не можешь отрицать факт, что твоя личная сила дала тебе знак. Мы пришли в этот парк после того, как ты нашел меня именно там, где я тебя ждал. В какой-то момент ты просто наткнулся на меня, не думая, ничего не планируя, не используя намеренно свой разум. А затем мы садимся здесь и ждем знака. Оба мы обращаем внимание на этого человека, но каждый замечает его по-своему. Ты - своим разумом, я - своей волей.
Этот умирающий - и есть тот кубический сантиметр шанса, который сила всегда открывает воину. Искусство воина состоит в том, чтобы быть непрерывно текучим, иначе он не успеет ухватиться за этот шанс. Я-то успел, а как насчет тебя?

Воин учится настраивать свою волю, направлять ее с точностью иголки

- Можно сказать, что воин учится настраивать свою волю, направлять ее с точностью иголки, фокусировать ее, где захочет. Как если бы его воля, которая выходит из средней части тела, была единственным светящимся волокном. Нитью, которую он может направить в любое вообразимое место. Эта нить - дорога к нагвалю. Можно сказать также, что воин погружается в нагваль с помощью этой единственной нити. Как только он погрузился, способ выражения нагваля - дело его личного темперамента. Если воин забавен, то его нагваль забавен. Если он мрачен, то его нагваль мрачен. Если он зол, его нагваль зол.
Хенаро всегда смешит меня до упаду, потому что он - одно из самых приятных живых существ. Я никогда не знаю, с чем он приходит. Для меня это - абсолютная сущность магии. Хенаро такой подвижный воин, что малейшее фокусирование его воли заставляет его нагваль действовать невероятным образом.

Воля Хенаро для полёта

- Ты прав, - сказал он. - Хенаро взлетел, частично притянутый своим криком и частично деревом. С твоей стороны это было настоящим видением подлинной картины нагваля. Воля Хенаро сфокусировалась в этом крике, а его личное прикосновение заставило дерево притянуть нагваль. Линии протянулись в обе стороны - от Хенаро к дереву и от дерева к Хенаро. Когда Хенаро спрыгнул с дерева, ты должен был увидеть, что вначале он сфокусировался на участке земли перед тобой, а потом дерево толкнуло его. Но толчок этот был лишь кажущимся. В сущности, это было больше похоже на освобождение от дерева. Дерево отпустило нагваль, и он вернулся обратно в мир тоналя, на то место, где он сфокусировался. Когда Хенаро спустился с дерева во второй раз, твой тональ был уже не настолько потрясен. Ты индульгировал меньше, и поэтому не потерял столько энергии, как в первый раз.

Схватывание человека своей волей

Я знал, что должен действовать быстро и зацепить тебя. Тебе самому тоже пришлось бы делать что-либо подобное, если бы та девушка заговорила с тобой. То, что я сделал тогда, было схватыванием тебя своей волей.
Дон Хуан вспоминал о том необычном способе, каким он взглянул на меня в день нашей первой встречи. Он фиксировал на мне свой взгляд, и у меня было необъяснимое ощущение пустоты и онемения. Я не мог найти никакого логического объяснения своей реакции, и всегда считал, что после первой нашей встречи я отправился его разыскивать только потому, что меня озадачил его взгляд.
- Для меня это был самый быстрый способ зацепить тебя. Это был прямой удар по твоему тоналю. Я сковал его, сфокусировав на нем свою волю.
- Как ты это сделал?
- Пристальный взгляд воина устремляется в правый глаз другого человека, - сказал он. - И он заставляет того остановить свой внутренний диалог. Тогда выходит на поверхность нагваль, отсюда опасность этого маневра. Когда нагваль даже на короткое мгновение берет верх, тело испытывает совершенно неописуемое ощущение. Я знаю, что ты потратил бесконечные часы, пытаясь подобрать объяснение тому, что тогда почувствовал. И ты до сего дня так и не смог этого сделать. Однако я добился своего. Я зацепил тебя.
Я сказал, что до сих пор помню, как он посмотрел на меня.
- Пристальный взгляд в правый глаз - это не обычный взгляд - сказал он. - Скорее, это насильственный захват другого человека через его глаз. Другими словами, хватаешь нечто, находящееся за глазом. При этом возникает физическое ощущение удерживания чего-то своей волей.
... Он велел мне перестать писать и посмотреть на него. Он сказал, что собирается слегка схватить мой "тональ" своей "волей". Я снова испытал то потрясающее ощущение, уже знакомое мне по первой встрече и другим случаям, когда дон Хуан заставлял меня чувствовать, что его глаза касаются меня, действительно в физическом смысле.
- Но как ты заставляешь меня чувствовать это прикосновение, дон Хуан? Что ты на самом деле при этом делаешь?
- Нет способа в точности описать, что тут делаешь. Что-то вырывается вперед из какого-то места в области живота. Это нечто имеет направление и может быть сфокусировано на чем угодно.
Я опять ощутил что-то похожее на мягкие щупальца, схватившие какую-то неопределенную часть меня.
- Это работает только тогда, когда воин научится фокусировать свою волю, - объяснил дон Хуан после того, как отвел глаза. - Это невозможно практиковать, поэтому я не рекомендовал и не поощрял его использование. Эта сила приходит в определенный момент жизни воина. Никто не знает как.
- Секрет заключается в левом глазе. По мере того, как воин продвигается по тропе знания, левый глаз обретает способность схватывать все. Обычно левый глаз воина имеет странный вид. Иногда он остается постоянно скошенным или становится меньше другого, или больше, или еще как-то отличается.

Союзник находится вне царства разума

Я напомнил, что он описывал и обсуждал эти растения в антропоморфических терминах. Он всегда обращался к ним так, как если бы растение было персонажем. Он ответил, что это были предписанные средства для отвлечения внимания ученика в сторону от истины, которая заключалась в остановке внутреннего диалога.
- Но если они используются только для остановки внутреннего диалога, то какую связь они имеют с союзниками? - спросил я.
- Это трудно объяснить, - сказал он. - Растения подводят ученика непосредственно к нагвалю, а союзник является одним из его аспектов. Мы действуем исключительно в центре разума вне зависимости от того, кем мы являемся, и откуда мы пришли. Разум способен естественно так или иначе брать в расчет все, что происходит в рамках его идеи мира. Союзник - это нечто такое, что находится вне его обозрения, вне царства разума. Это может наблюдаться только в центре воли в те моменты, когда наш обычный взгляд остановлен. Поэтому правильно было бы сказать, что это - нагваль. Маги, однако, могут научиться воспринимать союзников крайне необычным образом, и, поступая так, они оказываются слишком глубоко погруженными в новую точку зрения. Чтобы защитить тебя от такой судьбы, я не представлял тебе союзников так, как обычно это делают маги. Маги научились после многих поколений использования растений силы отдавать себе отчет о своем взгляде на мир во всем, что происходит с ними. Я сказал бы, что маги, используя свою волю, добились расширения своих взглядов на мир. Мой учитель и мой бенефактор были ярчайшими примерами этого. Они были людьми огромной силы, но не были людьми знания. Они так и не разорвали границ своего огромного мира, и поэтому никогда не прибыли к целостности самих себя. Тем не менее, они знали об этом. Не то, чтобы они жили, отклонившись от правильного пути и претендуя на что-то выше своих возможностей; они знали, что шагнули мимо лодки, и что только в момент их смерти вся загадка будет полностью раскрыта им. Магия дала им только мимолетный взгляд, но не реальное средство для достижения целостности самих себя.

Две стороны: тональ (разум) и нагваль (воля)

- Это сторона тоналя, - сказал он. - Учитель всегда обращается к ней и, с одной стороны, познакомив своего ученика с путем воина, он заставляет его быть разумным, трезвым и сильным душой и телом. А с другой - он сталкивает его с немыслимыми, но реальными ситуациями, с которыми ученик не может справиться. Таким образом он заставляет его понять, что его разум, хотя и является чудеснейшей вещью, может охватить лишь очень небольшую поверхность. Как только воин столкнулся с невозможностью все охватить разумом, он сходит со своей дороги, чтобы поддержать и защитить свой поверженный разум. Чтобы добиться этого, он соберет все, что у него есть, вокруг него. Учитель следит за этим, безжалостно подхлестывая его, пока вся его картина мира не окажутся на одной стороне пузыря. Другая половина пузыря - та, что очистилась, теперь может быть заполнена тем, что маги называют волей.
Очевидно, яснее будет сказать, что задача учителя - начисто отмыть одну половину пузыря и заново сгруппировать все на другой половине. Потом задачей бенефактора будет открыть пузырь на той стороне, которая была очищена. После того, как печать сорвана, воин уже никогда не бывает тем же самым. Он теперь может управлять своей целостностью. Половина пузыря является абсолютным центром разума, тоналем. Другая половина - абсолютным центром воли, нагвалем. Вот какой порядок должен превалировать, любая другая аранжировка бессмысленна и мелочна, потому что она идет против нашей природы. Она крадет у нас наше магическое наследие и превращает нас в ничто.

Нет возможности подобраться к объяснению магов, если по своей воле не используешь нагваль

- Первое упражнение, которое Хенаро хотел показать вам прошлой ночью - как маги используют нагваль, - продолжал он. - Нет возможности подобраться к объяснению магов, если по своей воле не используешь нагваль или, скорее, по собственной воле не используешь тональ для того, чтобы твои действия в нагвале обрели смысл. Еще один способ объяснить все это - сказать, что внимание тоналя должно превалировать, если собираешься использовать нагваль так, как это делают маги.

Нет способа говорить о неизвестном. Можно быть только свидетелем его.

- Нет способа говорить о неизвестном, - сказал он. - Можно быть только свидетелем его. Объяснение магов гласит, что у каждого из нас есть центр, из которого можно быть свидетелем нагваля, - это воля. Поэтому воин может отправляться в нагваль и позволять своему пучку складываться и перестраиваться всевозможными способами. Я уже говорил тебе, что способ выражения нагваля - это личное дело. Я имел в виду, что от самого воина зависит направление изменения этого пучка. Исходной позицией являются человеческая форма или человеческое существо. Быть может, она нам просто всего милее. Однако есть бесчисленное количество других форм, которые может принять пучок. Я говорил тебе, что маг может принять любую форму, какую хочет. Это правда. Воин, владеющий целостностью самого себя, может перераспределить частицы своего пучка любым вообразимым способом. Сила жизни - вот что делает такие объединения возможными. Когда сила жизни иссякнет - не будет никакого способа вновь собрать пучок. Я назвал этот пучок пузырем восприятия. Я также говорил, что он упакован, закрыт накрепко, и никогда не открывается до момента нашей смерти. И все же его возможно открыть. Маги явно раскрыли этот секрет, и хотя не все они достигли целостности самих себя, но знали о возможности этого. Они знали, что пузырь открывается только тогда, когда погружаешься в нагваль. Вчера я рассказал тебе обо всех тех шагах, которые ты сделал, чтобы достичь этой точки.

Нет никакой надежды понять или объяснить, чему именно мы являемся свидетелями

- Эти прыжки были только началом, - продолжал он. - Затем пришла твоя настоящая экскурсия в неизвестное. Прошлой ночью ты испытывал невыразимое - нагваль. Твой разум не может бороться с физическим знанием о тебе как безымянном пучке ощущений. В этой точке твой разум даже может признать, что есть другой центр - воля, которым можно судить, или оценивать, или использовать необычные эффекты нагваля. Наконец-то твоему разуму стало ясно, что нагваль можно отражать через волю, хотя объяснить его нельзя никогда.
... Тут я привел концепцию исследований западного человека о работе мозга и о возможности объяснения природы этого порядка. Он заметил, что все эти исследования сводятся лишь к признанию, что что-то происходит.
- Маги делают то же самое своей волей, - сказал он. - Они говорят, что через волю они могут быть свидетелями эффектов нагваля. Я добавлю только, что через разум, вне зависимости от того, что мы делаем и как мы это делаем, мы просто свидетельствуем эффекты тоналя. В обоих случаях равно нет никакой надежды понять или объяснить, чему именно мы являемся свидетелями.

22

Второе кольцо силы

Единственно важным фактором осознания смерти является волевой акт

Дон Хуан всегда говорил, что единственным средством, сдерживающим отчаяние, является осознание смерти как ключа к магической схеме существования. Он утверждал, что осознание нашей смерти является единственной вещью, которая дает нам силу вынести тяжесть и боль нашей жизни и боязни неизвестного. Но он никогда не говорил мне, как вывести это осознание на передний план. Каждый раз, когда я просил его об этом, он настаивал, что единственно важным фактором является волевой акт, - иначе говоря, я должен принять решение сделать это осознание свидетелем своих действий.

Воля сновидения

Сновидение, в сущности, является преобразованием обычных снов в процесс, включающий волевой акт. Сновидящие, привлекая свое внимание нагваля и фиксируя его на темах и событиях своих обычных снов, преобразуют эти сны в сновидения.

Способны ли мы развить свою волю

Дон Хуан оставил нам в качестве вызова проблему: способны ли мы развить свою волю или силу своего второго внимания, чтобы без ограничений фокусироваться на чем угодно.

23

Дар Орла

Проводником нашей энергии

Дон Хуан объяснил, что тело сновидения - это не привидение, оно настолько же реально, насколько реально все, с чем мы сталкиваемся в повседневном мире.
Он сказал, что второе внимание неизбежно стягивается фокусом на энергетическом поле нашего существа и трансформирует эту энергию во что-нибудь подходящее. Самое легкое - это, конечно, изображение нашего физического тела, которое мы хорошо знаем по опыту использования первого внимания. То, что маги называют волей, как раз и является проводником нашей энергии для создания чего бы то ни было в пределах возможного. Невозможно определить, где находятся эти пределы, но на уровне светящихся существ их диапазон настолько велик, что напрасно и пытаться установить их; поэтому можно сказать, что воля способна преобразовать энергию светящегося существа во что угодно.

Сила, излучаемая из средней части тела

Для того, чтобы объяснить контроль второго внимания, дон Хуан ввел идею воли. Он сказал, что воля может быть представлена в виде максимального контроля свечения тела как энергетического поля, или о ней можно говорить как об уровне профессионализма, или как о таком состоянии бытия, которое внезапно входит в повседневную жизнь воина в определенное время. Она ощущается как сила, излучаемая из средней части тела вслед за моментом абсолютной тишины, или сильного ужаса, или глубокой печали, потому что счастье слишком опустошает и не дает воину концентрации, требуемой, чтобы использовать свечение тела и обратить его в молчание.
- Нагваль говорил мне, что печаль человеческого существа настолько же могущественна, как и испуг, - сказала Ла Горда. - Печаль заставляет воина лить кровавые слезы. И то, и другое может привести к моменту молчания. Или же молчание приходит само по себе из-за того, что воин стремится к нему в течение всей своей жизни.
- Ты сама когда-нибудь испытывала такой момент молчания?
- Испытывала, конечно. Но я не могу припомнить теперь, на что это похоже, - сказала она. - Мы с тобой оба испытывали его, но никто из нас ничего не может об этом вспомнить. Нагваль говорил, что это момент отвлечения сознания, еще более тихий, чем момент выключения внутреннего диалога. Это отключение сознания, эта тишина дают возможность подняться намерению, направить второе внимание, управлять им, заставлять его делать то или другое. Именно потому он называется волей. Нагваль говорил, что они взаимосвязаны. Он говорил мне все это, когда я пыталась научиться летать в сновидении. Намерение летать производит результат полета.
Я сообщил ей, что уже отбросил всякую надежду на возможность когда-либо испытать волю.
- Ты ее испытаешь, - сказала Ла Горда. - Беда в том, что мы не обладаем достаточно острым умом, чтобы знать, что же с нами происходит. Мы не ощущаем своей воли, потому что думаем, будто она должна быть чем-то таким, о чем мы сможем знать наверняка, например - злостью. Воля очень тиха, незаметна. Воля принадлежит другому "я".
- Какому другому "я"? - спросил я.
- Ты знаешь, о чем я говорю, резко сказала она. - Мы находимся в нашем другом "я", когда совершаем сновидение. К настоящему времени мы уже входили в наше другое "я" бесчисленное количество раз, но мы еще не являемся цельными.

Воля является полным контролем второго внимания

- Воля является настолько полным контролем второго внимания, что это называется другим "я", - сказала Ла Горда после длинной паузы. - Несмотря на все, что мы сделали, мы знаем лишь ничтожную частичку нашего другого "я".

Человек действия

У человека действия есть волокна, выходящие из точки воли. Количество волокон варьирует от трех до пяти, их толщина колеблется от толщины струны до толстого кнутовидного щупальца до 2,5 м длиной.

Колесо времени

Флоринда заверила меня, что этой ночью, пока мы сидели в комнате, у них был последний шанс помочь мне и ученикам повернуться лицом к колесу времени. Она сказала, что колесо времени подобно состоянию повышенного осознания, являющегося частью другого "я", так же как лево- и правостороннее осознания являются частями нашего повседневного "я", и что его физически можно описать как туннель бесконечной длины и ширины, туннель с отражающими бороздками. Каждая бороздка бесконечно, и бесконечно их число. Живые существа созданы силой жизни так, что смотрят только в одну бороздку. Смотреть же в нее означает быть пойманным ею, жить ею, этой бороздкой. Она сказала, что то, что воины называют волей, относится к колесу времени. Что-то похожее на усик виноградной лозы или на неосязаемое щупальце, которым мы все обладаем. Она сказала, что конечная цель воина - научиться фокусировать волю на колесе времени для того, чтобы заставить его поворачиваться. Воины, сумевшие повернуть колесо времени, могут смотреть в любую бороздку и извлекать оттуда все, что пожелают, вроде этого "космического влагалища". Быть пойманным в бороздку времени означает видеть образы этой бороздки, но только по мере того, как они уходят. Свобода от околдовывающей силы этих бороздок означает возможность смотреть в любом направлении на то, как эти бороздки уходят или приближаются.

Намерение - сила, которая перемещает первое кольцо силы

Дон Хуан объяснял мне, что намерение не имеет никакого отношения к обычным намерениям, или желаниям иметь ту или иную вещь, а скорее имеет отношение к неуловимой силе, которая заставит нас вести себя способами, которые могли быть описаны как намерения, пожелание, воля, и т.д. Дон Хуан не относил к этому, условия существования существа, его привычки, произведенные социализацией, или биологическими реакциями, а скорее он относил намерение к личной, сокровенной силе, которой мы обладаем и используем индивидуально как ключ, который заставляет вращаться Первое Кольцо Силы приемлемым образом. Намерение это то, что направляет наше Первое внимание для того, чтобы сосредоточить его на эманациях Орла в пределах некоторой структуры. И намерение - это также то, что может приказать Первому Кольцу Силы прервать или полностью остановить свой поток энергии. Дон Хуан предлагал мне представлять намерение как невидимую силу, которая существует во вселенной, и которая не обнаруживая себя воздействует на все: это сила, которая создает и поддерживает объекты сканирования. Он утверждал, что результаты сканирования должны постоянно обновляться, чтобы быть наполненными непрерывностью. Чтобы обновлять их каждый раз с нужной свежестью, в которой они нуждаются, чтобы построенный из них мир был живым, мы должны намеревать их каждый раз, когда мы их создаем.

24

Огонь изнутри

Пятый элемент

Наиболее эффективную стратегию, по словам дона Хуана, выработали видящие времен Конкисты - великие мастера искусства сталкинга. Эту стратегию составляют шесть взаимодействующих между собой элементов. Пять из них называются атрибутами образа жизни воина: контроль, дисциплина, выдержка, чувство времени и воля. Все они относятся к миру воина, ведущего битву с чувством собственной важности. Шестой же элемент - наиболее, пожалуй, важный из всех - относится к внешнему миру и называется мелким тираном.
- Обычно в игре участвуют только четыре атрибута, - продолжал дон Хуан. - Пятый - воля - всегда находится в запасе на случай, так сказать, рукопашной схватки.
- А почему так?
- Потому что воля принадлежит к иной сфере бытия. Она относится к неизвестному. Остальные четыре относятся к сфере известного. И там же обитают мелкие тираны. По сути, в мелкого тирана человек превращается вследствие своего маниакального пристрастия к власти, к возможности быть правителем в сфере известного. Причем власть имеется в виду в самом широком смысле.
Далее дон Хуан объяснил мне, что заставить вступить во взаимодействие все пять составляющих способен только видящий, который, кроме того, является также истинным воином и мастерски владеет волей. Организация такого взаимодействия - сложнейший прием, абсолютно недоступный для обычного человека в его нормальном состоянии.

Воля эманаций Орла

- И что же это за таинственная сила?
- Это - сила, присутствующая во всем сущем, - ответил он. - Древние видящие никогда не предпринимали попыток раскрыть тайну силы, благодаря которой были созданы их секретные практики. Они просто принимали ее как нечто священное. Однако новые видящие занялись ею вплотную. Они назвали эту силу волей - волей эманаций Орла, или намерением.

Сдвиг изнутри

- А как осуществляется сдвиг изнутри? - спросил я.
- Новые видящие утверждают, что технически это осуществляется посредством процесса осознавания, - ответил он. - Прежде всего, человек должен осознать тот факт, что воспринимаемый нами мир является результатом определенного положения точки сборки на коконе. После того, как понимание этого достигнуто, точка сборки может быть смещена волевым усилием в результате приобретения новых привычек.

Наши команды могут становиться командами Орла

- Стоит достичь безмолвия - и все становится возможным, - заявил он.
Я сказал ему, что вполне отдаю себе отчет в том, что мне в общем-то удалось прекратить внутренние разговоры с самим собой. Но я понятия не имел, каким образом это произошло. Если бы у меня спросили, за счет каких действий я этого добился, я бы затруднился ответить.
- Объяснение - сама простота, - сказал дон Хуан. - Это было изъявлением твоей воли. Тем самым ты сформировал новое намерение, новую команду. Ну, а потом твоя команда сделалась командой Орла.
- Это - самая необычайная из находок новых видящих. Наши команды могут становиться командами Орла. Внутренний диалог останавливается за счет того же, за счет чего начинается: за счет действия воли'. Ведь начать внутренний разговор с самими собой мы вынуждены под давлением тех, кто нас учит. Когда они учат нас, они задействуют свою волю. И мы задействуем свою в процессе обучения. Просто ни они, ни мы не отдаем себе в этом отчета. Обучаясь говорить с самими собой, мы обучаемся управлять волей. Это наша воля - разговаривать с самими собой. И, чтобы прекратить внутренние разговоры, нам следует воспользоваться тем же самым способом: приложить к этому волю, выработать соответствующее намерение.

Энергия настройки

Начали новые видящие с того, что увидели - объем свечения осознания и его интенсивность увеличиваются по мере настройки эманаций внутри кокона на соответствие большим эманациям. Этим своим наблюдением они воспользовались точно так же, как сталкингом: оно стало для них своеобразным трамплином, оттолкнувшись от которого, они разработали сложный комплекс приемов управления настройкой эманаций.
Сначала они говорили об этих приемах просто как об искусстве настройки. Но потом поняли, что дело здесь в чем-то большем, чем только настройка, а именно - в некой энергии, которая возникает при настройке. Энергию эту они назвали волей.
Воля стала вторым базовым элементом системы. Новые видящие понимают под ней некий слепой безличный никогда непрерывающийся поток энергии, который определяет наше поведение, заставляя действовать так, а не иначе. Именно воля обусловливает характер нашего восприятия мира обычной жизни и посредством силы этого восприятия косвенно определяет обычное положение точки сборки.
Исследуя процесс восприятия мира обычной жизни, новые видящие увидели, как работает воля. Они увидели, что для придания восприятию качества непрерывности происходит постоянное возобновление настройки. Чтобы составить живой мир, настройка все время должна быть свежей и яркой. Для постоянного поддержания этих ее качеств поток энергии, возникающий в процессе этой самой настройки, автоматически направляется на усиление отдельных избранных ее элементов.
Это наблюдение стало еще одним трамплином, оттолкнувшись от которого, новые видящие разработали третий базовый элемент системы. Его назвали намерением, понимая под этим целенаправленное управление волей - энергией соответствия.

Воспоминания

Ты не можешь вспомнить, потому что воля пока что находится вне пределов твоей досягаемости, - объяснил он. - Тебе необходимо вести безупречную жизнь и накопить большое количество избыточной энергии. Тогда, возможно, тебе удастся высвободить эти воспоминания.

Точка сборки смещается приобретением новых привычек, она сдвигается усилием воли

Я не прошел закалку, я был неопытен. Я жил чувством собственной важности, как живешь сейчас ты, потому что в соответствующем ему месте располагалась моя точка сборки. Видишь ли, я не знал еще тогда, что точка сборки смещается приобретением новых привычек, что она сдвигается усилием воли.

Воля, безличная сила соответствия, превращается в намерение

... соответствие - уникальная сила, поскольку она либо помогает точке сборки двигаться, либо фиксирует ее в обычном положении. Тот аспект соответствия, сказал он, который удерживает точку сборки неподвижной, называется волей, а аспект, сдвигающий ее - намерением. Он наметил, что одна из самых захватывающих тайн - это то, что воля, безличная сила соответствия, превращается в намерение - личную силу, которая находится в распоряжении каждого индивидуума.
- Наиболее странной частью этой тайны, - сказал он, - является то, что превращение это очень легко осуществить, но гораздо труднее убедить себя в том, что это возможно. Именно здесь и находится наш предохранитель. Мы должны быть убеждены, однако никто из нас этого не хочет.

Огонь изнутри

Новые видящие обнаружили, что, если сначала сдвинуть точку сборки к границам неизвестного, а затем вернуть на границу известного, то потом, мгновенно высвобождаясь, она подобно молнии проносится поперек всего кокона человека, настраивая сразу все внутренние эманации.
- Новые видящие за счет силы настройки сгорают, - продолжал дон Хуан, - силы воли, которую они безупречной жизнью превратили в силу намерения. Намерение суть настройка всех янтарных эманаций осознания, поэтому правильно будет назвать полную свободу полным осознанием.

25

Сила безмолвия

Он уже не думает о последствиях, а просто действует

Нагваль принимает решение. Затем он уже не думает о последствиях, а просто действует или нет. Обычный человек постоянно помнит о возможных последствиях, и это парализует его волю.

Необходимо научиться выслеживать, затем они должны овладеть намерением

Он заявил, что сталкинг является началом и что прежде, чем воины могут что-нибудь предпринять на своем пути, им необходимо научиться выслеживать, затем они должны овладеть намерением, и только после этого они смогут сдвигать точку сборки по своей воле.

Воля - это сила, которая удерживает эманации Орла разделенными

Дон Хуан объяснял, что вселенная состоит из энергетических полей, не поддающихся описанию или изучению. Он говорил, что они похожи на нити обычного света; Отличие же состоит в том, что даже свет кажется безжизненным по сравнению с эманациям Орла, которые распространяют вокруг себя осознание. Вплоть до этой ночи я никогда не был способен видеть их достаточно долго, и они действительно состояли из света, который был живым. Дон Хуан еще раньше говорил мне, что мое знание и контроль намерения недостаточны для того, чтобы противостоять напору такого зрелища. Он объяснял, что обычное восприятие имеет место тогда, когда намерение, являющееся чистой энергией, воспламеняет часть светящихся волокон внутри нашего кокона и одновременно озаряет длинные пучки таких же светящихся волокон, которые тянутся из нашего кокона в бесконечность.
Необычное же восприятие, - видение - проявляется, когда силой намерения наполняется энергией и зажигается уже другой пучок энергетических полей. Еще он сказал, что когда внутри светящегося кокона воспламеняется критическое количество энергетических полей, маг способен видеть сами энергетические поля.
В другой раз дон Хуан рассказал о рациональном мышлении древних магов. По его словам, благодаря своему видению они поняли, что осознание происходит тогда, когда энергетические поля внутри нашего светящегося кокона приходят в соответствие с такими же энергетическими полями снаружи. И они решили, что именно это соответствие и есть источник осознания.
Однако после тщательного рассмотрения стало очевидным: то, что они называли "приведением в соответствие эманациям Орла", не могло полностью объяснить того, что они видели. Они заметили, что энергией наполняется только небольшая часть всего количества светящихся пучков внутри кокона, тогда как остальные остаются неизменными. Видение наполнения энергией этих нескольких нитей привело к ложному открытию. Нити не нуждаются в приведении в соответствие, чтобы воспламеняться, потому что внутри нашего кокона они те же, что и снаружи. То, что наполняет их энергией, является на самом деле независимой силой. Они чувствовали, что не могут продолжать, называть ее осознанием, как они это делали раньше, поскольку осознание - это свечение воспламененных энергетических полей. Поэтому сила, которая зажигает поля, была названа "волей".
Дон Хуан сказал, что когда их видение начало становиться все более точным и эффективным, они поняли, что воля - это сила, которая удерживает эманации Орла разделенными и порождает не только наше осознание, но и все остальное во вселенной. Они видели, что эта сила обладает полным сознанием и что она берет начало от тех самых полей энергии, которые образуют вселенную. Тогда они решили, что намерение - более подходящее название для нее, чем воля. Однако много веков спустя и это название было признано неудовлетворительным, поскольку оно не отражало ни огромной важности этой силы, ни ее живой связи со всем во вселенной.
Дон Хуан утверждал, что нашим огромным общим недостатком является то, что мы, проживая жизнь, совершенно игнорируем эту связь. Наши житейские дела, наши нескончаемые интересы, надежды, заботы, разочарования и страхи берут верх, и в потоке обыденной жизни мы и не подозреваем, что связаны с чем-то еще.
Дон Хуан выразил свое убеждение в том, что христианские идеи об изгнании из райского сада представляются ему аллегорией утраты нашего безмолвного знания, нашего знания намерения. Следовательно, магия - это возвращение к началу, возвращение в рай.

Повышение чувствительности связующего звена

...у меня постоянно присутствует какое-то навязчивое ощущение ускользающей тайны. Я чувствовал нечто, запертое внутри меня, нечто, заставляющее меня пинать двери, стучать по столу, нечто, что было источником моих фрустраций и делало меня раздражительным.
- Ощущение, о котором ты говоришь, испытывает каждое человеческое существо, - сказал он. - Это напоминание о существовании нашей связи с намерением. У магов такое чувство особенно пронзительно именно потому, что их цель заключается в повышении чувствительности связующего звена до такой степени, что они смогут управлять им посредством своей воли. Когда давление связующего звена становится чрезмерным, маги ослабляют его, выслеживая самих себя.

Вспоминать по своей воле

Обычный человек знает о своих глазах то же самое, но у него еще меньше энергии, чем у тебя. Единственное преимущество магов над обычным человеком заключается в том, что они накапливают свою энергию. Это обеспечивает более точное и четкое связующее звено с намерением, и, естественно, означает также, что они могут вспоминать по своей воле, используя сияние своих глаз для сдвига точки сборки.

Достаточное количество энергии

Я попросил дона Хуана объяснить такое несоответствие во времени. Он сказал, что моя точка сборки сместилась дальше места без жалости и достигла места безмолвного знания, однако мне все еще не хватает энергии, чтобы смещать ее самостоятельно. Сделать это самостоятельно я смог бы только имея достаточно энергии для ее перемещения между безмолвным знанием и разумом по своей воле.

26

Искусство сновидения

Прохождение первых врат

- Этот барьер - не только результат обусловленности, - ответил он. - Это - первые врата сновидения. Теперь, когда ты их преодолел, тебе кажется странным, что раньше тебе не удавалось по своей воле останавливаться, обращая внимание на какой-либо объект сновидения. Но не спеши считать это достижением. Первые врата сновидения являются естественным препятствием и преодолеваются автоматически просто за счет увеличения уровня энергии.

Не давай возможности никому и ничему принимать решения за тебя

- Будь бдительным каждую минуту! Не давай возможности никому и ничему принимать решения за тебя. Посещай мир неорганических существ только тогда, когда ты сам этого хочешь.
- Честно говоря, дон Хуан, я не знаю, как мне быть. После того как я встретился с лазутчиком, во мне появилась громадная тяга бывать там. И я ничего не могу с собой поделать.
- Перестань! Ты думаешь я так легко тебе поверю? Конечно же, ты можешь прекратить это. Ты просто не пытаются, только и всего.
Я настойчиво утверждал, что не могу прекратить. Он не стал больше об этом говорить со мной, и я был благодарен ему за это. Беспокоящее чувство вины стало терзать меня. По какой-то непонятной причине мысль о том, чтобы волевым усилием прекратить привязанность к лазутчикам, никогда не приходила мне в голову.
Как обычно, дон Хуан был прав. Я обнаружил, что могу изменять ход своего сновидения, намереваясь идти по намеченному пути. Ведь это я своим намерением позволял лазутчикам переводить себя в их мир. Вполне возможно, что если бы я сознательно сформулировал намерение сделать обратное, мое сновидение продолжалось бы в ином направлении.

Перепросмотр наших жизней никогда не должен заканчиваться

- Перепросмотр наших жизней никогда не должен заканчиваться, независимо от того, как бы хорошо он ни был осуществлен один раз, - сказал дон Хуан. - Причина, по которой обычные люди не могут управлять своей волей в сновидениях, состоит в том, что они никогда не совершали перепросмотр своей жизни, и их сны по этой причине переполнены очень интенсивными эмоциями, такими как воспоминания, надежды, страхи и так далее и тому подобное.
Мои же благодаря перепросмотру относительно свободны от тяжелых и сковывающих эмоций. И если что-то преграждает им путь, как сейчас в твоем случае, значит, в них есть еще что-то не вполне прояснившееся.

Независимая от воли сила при перепросмотре

На этот раз дон Хуан предложил мне новую методику для перепросмотра. Мне предстояло разгадать нечто вроде головоломки, составляя второстепенные с виду события моей жизни так, чтобы из мелких разрозненных кусочков получилась цельная картина.
...Результаты такого метода перепросмотра поразили меня во многих отношениях. Удивительным было то, как я, успокоив ум, следовал затем совершенно независимой от моей воли силе, которая внезапно погружала меня в чрезвычайно детальные воспоминания какого-то незначительного события из моей жизни. Но еще удивительнее, что в итоге я получил довольно-таки упорядоченную конфигурацию событий. То, что по моему мнению должно было быть хаотичным, оказалось чрезвычайно содержательным.

Продолжай двигаться

- Теперь, когда я уже научился двигаться по своей воле в энергетическом теле, что еще я должен делать, дон Хуан?
- Продолжай двигаться. Перемещение в энергетическом теле открыло для тебя новую область, новое поле для необычайных исследований. Он настаивал на том, чтобы я изобрел еще один способ убедиться в истинности своих снов

Все элементы снов, которые не являются обычными снами, на самом деле были энергетическими образованиями

Иногда я переживал полную потерю способности прилагать волевые усилия. Тогда казалось, что мое внимание в сновидении работает независимо от меня. Оно либо оказывалось полностью поглощенным первой попавшейся вещью в комнате, либо было не в состоянии решить, что делать. В последнем случае я ощущал, что беспомощно плаваю, переходя вниманием от вещи к вещи.
Голос эмиссара в сновидении объяснил мне однажды, что все элементы снов, которые не являются обычными снами, на самом деле были энергетическими образованиями, отличными от известных нам в привычном мире. Голос эмиссара указал, например, что стены были жидкими. Затем он предложил мне проскочить сквозь одну из них.

Воля и тело сновидения

Я сказал ему, что сон о том, как я вышел из своей комнаты на улицу, не дает мне покоя ни на миг, и я ощущаю сильную необходимость сделать это снова.
- Но ведь ты делаешь более значительные вещи, чем это, - запротестовал он. - Ты посещаешь невероятные миры. Чего еще ты хочешь? Я пытался объяснить ему, что прямо-таки физически страдаю от побуждения вырваться из ловушки многочисленных деталей. Меня больше всего расстраивало мое неумение освободиться от того, что овладевало моим вниманием. Ощущение почти полной неспособности проявлять волю в сновидении было для меня результатом всех моих стараний. Последовала продолжительная тишина. Я хотел больше услышать о ловушке погружения в детали. В конце концов он все же предупредил меня об опасности, связанной с этой ловушкой.
- У тебя неплохо получается, - сказал он в заключение. Ведь у сновидящих много времени уходит на то, чтобы усовершенствовать свое энергетическое тело. В случае с тобой под угрозой находится именно это - совершенствование твоего энергетического тела.
Дон Хуан объяснил причину, по которой мое энергетическое тело было вынуждено детально изучать подробности и оказывалось безнадежно запутанным в них. Это происходило из-за неопытности, несовершенства энергетического тела. Он сказал, что маг зачастую проводит целую жизнь, предоставляя возможность своему энергетическому телу впитать все доступное, и тем самым укрепляет его.
- До тех пор, пока энергетическое тело не достигнет полного развития и зрелости, оно поглощено собой, - продолжал дон Хуан. - Оно не может освободиться от навязчивого стремления проникнуть во все. И если ты примешь это во внимание вместо того, чтобы воевать с ним, ты сможешь протянуть ему руку помощи.
- Как мне сделать это, дон Хуан?
- Управляя его поведением или, иными словами, пользуясь сталкингом.
Он объяснил, что все связанное с энергетическим телом, зависит от положения точки сборки, а сновидение подразумевает не что иное, как ее смещение. Поэтому сталкинг означает способность заставить точку сборки находиться именно в том положении, где энергетическое тело может быть укреплено и доведено до совершенства.

Быть мужчиной или женщиной не означает окончательности этого состояния

Первая часть урока сновидения сводится к вопросу о том, что быть мужчиной или женщиной не означает окончательности этого состояния, а является результатом особого расположения точки сборки, - сказал он. - Это происходит в результате напряжения воли и тренировок. Поскольку эта тема была близка сердцам древних магов, - только они одни могут пролить свет на это.

27

Активная сторона бесконечности

Искусство магии состоит в том, чтобы манипулировать точкой сборки и по своей воле

Дон Хуан заверил меня, что смещение и закрепление точки сборки можно выполнять по своей воле с помощью железной дисциплины магов. ...
...Кроме того, дон Хуан объяснил, что искусство магии состоит в том, чтобы манипулировать точкой сборки и по своей воле заставлять ее менять положение на светящихся сферах, которыми являются люди. Результатом этой манипуляции является сдвиг точки контакта с темным морем осознания, из-за чего одновременно с этим другой пучок мириад энергетических полей в форме светящихся нитей сосредоточивается в точке сборки. В результате того, что в точке сборки собираются новые энергетические поля, приходит в действие осознание иного типа, чем то, которое необходимо для восприятия мира повседневной жизни. Оно превращает новые энергетические поля в сенсорные данные, которые интерпретируются и воспринимаются как другой мир, потому что энергетические поля, порождающие его, отличаются от привычных.
... Когда ты думал, что у тебя сон-фантазия о путешествии в этот выбранный нами город, - продолжал он, - ты на самом деле переместил свою точку сборки прямо в определенное место темного моря осознания, которое позволяет совершить такое путешествие. Затем темное море сознания обеспечило тебя всем необходимым для продолжения этого путешествия. Никак невозможно по своей воле выбрать это место. Маги говорят, что его безошибочно выбирает внутреннее безмолвие.

А мы можем воспринимать эти неорганические существа?

- А мы можем воспринимать эти неорганические существа, дон Хуан? - спросил я.
- Конечно, можем, - ответил он. - Маги делают это по своей воле. Обычные люди тоже делают это, но они не понимают, что они это делают, потому что не сознают существования мира-двойника. Когда они думают о мире-двойнике, они начинают заниматься разнообразной умственной мастурбацией, но им никогда не приходило в голову, что источник их фантазий находится в подсознательном знании, которое есть у всех нас: мы не одни.

28

Интервью

Интервью: Карлос Кастанеда, Луис Коссобудзки (1975 год)

Остановка мира — акт воли

Человек обычно хочет с помощью наркотиков наслаждаться жизнью. Наркоман - профессиональный ребенок. Прерывание потока глосс, остановка мира с использованием наркотиков только для удовольствия от прерывания может лишь повредить, помимо того, что цена за развлечение слишком высока. Как только тело научилось останавливать поток, больше не нужна помощь в таких прерываниях. Человек прерывает собственной волей.

Брухо прерывает поток здравого смысла по собственной воле

Veja: Будет ли правильным сказать, что люди в нашей реальности имеют психические проблемы и лишь дон Хуан - тот человек, который случайно прервал поток "здравого смысла" и не стал восстанавливать этот поток.
Кастанеда: Правильно. Брухо прерывает поток здравого смысла по собственной воле. Не случайно. Уверен, что в первых экспериментах без руководства я потерял бы связь с реальностью соглашения, другими словами - я бы не смог найти дорогу обратно в эту реальность. Проводник выводит учеников из общепринятой реальности и вводит в необычную магическую реальность, а также выводит из той необычной реальности обратно в общепринятую реальность.
Это упражнение повторяется до тех пор, пока ученик не приобретет власть над своей волей. Для людей с психическими проблемами упражнения под руководством клинического психолога или психиатра сводятся к возвращению в соглашение реальности и согласованного в нем пребывания. Брухо, помимо проводника, является образцом "человека знания". Для дона Хуана любые изменения возможны только тогда, когда человек практикует свое учение. Снова преобладает философия: "Я делаю то, что я говорю".

Сновидения требуют того же самого обладания волей

Veja: "Врата в Бесконечность" упоминает использование сновидений, как упражнение по овладению ими и контролю их по собственному желанию. Этот контроль той же самой природы, что и контроль по овладению своей волей, о котором вы рассказывали?
Кастанеда: Я упоминаю в этой книге несколько упражнений по контролю сновидений, другими словами - для того, чтобы человек мог поставить сновидения себе на службу и продуктивно сновидеть. Эти сновидения требуют того же самого обладания волей, которое необходимо и для того, чтобы выходить и возвращаться в обычную реальность. Сновидения для брухо - не символы, а результат контроля, который приобретается путем обучения. Он спит, сновидя продуктивные сновидения, как продолжение жизни, а не видит бесконтрольные сны обычного соглашения.
Постепенно человек становится дисциплинированным в сновидениях до такой степени, чтобы может в сновидении видеть образ самого себя. Предельный случай такого контроля можно проиллюстрировать на примере дона Хенаро, который утверждает, что способен это делать - материализацию человеком дубля самого себя. С контролем сновидений человек может увеличить свою способность действовать. Все эти неисследованные реальности - реальности соглашения, сформированного одним целым - "человеком знания".

Интервью: Карлос Кастанеда, Сэм Кин (1976 год)

Развивать терпение и волю

Воин - это человек, который охотится и накапливает личную силу. Чтобы делать это, он должен развивать терпение и волю и обдуманно двигаться в мире.

Остановить мир по своей воле

Кин: Дон Хуан регулярно использует психотропные препараты, чтобы останавливать мир?
Кастанеда: Нет. Он может остановить его по своей воле. Он говорил мне, что для меня пытаться видеть без помощи психотропных растений было бы бесполезно. Но если бы я вел себя как воин и принимал бы на себя ответственность, я не нуждался бы в них, они бы только ослабляли мое тело.

Тело обладает своей собственной волей

Кин: Похоже, что есть много параллелей между экзистенциальной философией и учением дона Хуана. То, что вы сказали о решении и о жесте подразумевает, что дон Хуан, как Ницше или Сартр, верит, что воля, а не разум является самой фундаментальной способностью человека.
Кастанеда: Я думаю, что это верно. Позвольте мне говорить за самого себя. Что я хочу сделать и возможно, смогу выполнить, это забрать контроль у своего рассудка. Мой ум находился под контролем всю мою жизнь, и это убило бы меня скорее, чем потеря контроля. В какой-то момент моего ученичества я стал глубоко депрессивным. Я был ошеломлен ужасом и унынием и мыслями о суициде. Тогда дон Хуан предупредил меня, что это был один из трюков рассудка, чтобы удержать контроль. Он сказал, что мой рассудок заставлял мое тело чувствовать, что нет никакого смысла в жизни. Поскольку мой ум вступил в эту последнюю битву и проиграл, рассудок стал занимать надлежащее ему место, как инструмент тела.
Кин: "У сердца есть свои доводы, неизвестные разуму", и так же и у всего тела.
Кастанеда: В этом все и дело. Тело обладает своей собственной волей. Или, скорее, воля это голос тела. Вот почему дон Хуан последовательно облекал свои техники в драматическую форму. Мой интеллект мог легко отбросить его мир магии как нонсенс. Но мое тело было привлечено к его миру и образу жизни. И поскольку тело взяло верх, новый и более здоровый образ жизни был достигнут.

Остановка образов во сне и остановка мира

Кин: Похожа ли остановка образов во сне на остановку мира?
Кастанеда: Они похожи. Но есть различия. Как только вы становитесь способны находить ваши руки по вашей воле, вы обнаруживаете, что это только техника. То, что вы получаете - это контроль. Человек знания должен накапливать личную силу. Но этого недостаточно, чтобы останавливать мир. Необходимо кое-что оставить. Вы должны прервать болтовню, которая идет в вашем уме, и сдаться внешнему миру.

Интервью: Карлос Кастанеда, Грасиела Корвалан (1980-1981 год)

Перепросмотр может сделать любой человек, но он должен обладать несгибаемой волей

Перепросмотр может сделать любой человек, но он должен обладать несгибаемой волей. Если вы колеблетесь, то вы пропали, Орел съест вас. В этой работе не должно быть места для сомнений

Воля Соледад

— Донья Соледад — индеанка, — ответил Кастанеда. — Ее трансформация — это действительно нечто невероятное. Она вложила столько силы воли в свою трансформацию, что в конце концов добилась ее. Она развила свою волю так сильно, что из за этого у нее появилось слишком много гордости за себя. Поэтому я не верю, что ей удастся прокрасться на цыпочках мимо Орла.
— Интервью: Карлос Кастанеда, Грасиела Корвалан (1980-1981 год)

Сновидеть по своей воле

-- Задача в том, чтобы научиться сновидеть по своей воле и делать это систематически. Вы начинаете с того, что пытаетесь добиться, чтобы вам приснилась ваша рука в вашем поле зрения. Затем все ваше тело. Вы продолжаете до тех пор, пока вы не сможете увидеть во сне самого себя. Следующий шаг в том, чтобы научиться использовать сны. Если вам удалось добиться контроля над сном, то вы должны научиться действовать в нем.
-- Например, вам снится, что вы покидаете свое тело, открываете дверь и выходите на улицу. Улица отвратительна! Что-то покидает вас, вы добиваетесь этого усилием воли.

Интервью: Карлос Кастанеда, Кармина Форт (1990 год)

Воля - голос тела

В определенный момент моего обучения у дона Хуана у меня началась ужасная депрессия. Меня заполнили страх, печаль и мысли о самоубийстве. Тогда дон Хуан предупредил меня, что такие мысли это уловки разума, чтобы таким путем удержать полный контроль. Воля, напротив, является голосом тела.

Интервью: Флоринда Доннер, Кейт Никольс (1993 год)

Способность воспринимать эти линии информации при помощи своей воли и контроля

Кэрол Тиггс: Я могу сказать, что он сновидит. Это значит, что он использует свое энергетическое тело для того, чтобы захватывать линии энергии и воспринимать информацию непосредственно из источника вселенной. И Карлос хорошо знает, какую линию нужно захватить. Видящие видят, что там, вовне находится все. Но настоящим магом человека делает способность воспринимать эти линии информации при помощи своей воли и контроля. Недавно Карлос взял группу из двадцати человек с собой в церковь в Мексике, она описана в нескольких его книгах. В церкви он перевел всю группу в состояние сновидения и совершил с ними путешествие в другой мир.

Интервью: Карлос Кастанеда, Свами Муктананда (1995 год)

Овладеть знаниями может только тот, кто вынужден

Карлос Кастанеда: Американские индейцы считают, что никто по своей воле не согласится пройти весьма суровый курс обучения. Соплеменники дона Хуана полагают, что доброволец не может не сомневаться. Они считают, что овладеть знаниями может только тот, кто вынужден, а ко всякому добровольцу они относятся скептически. Именно поэтому учитель должен "заарканить" ученика.

Комментарии Карлоса Кастанеды по случаю тридцатилетия книги "Учение Дона Хуана" (1998 год)

Самое важное упражнение по развитию намеревания заключалось в волевом перемещении точки сборки

... самое важное упражнение по развитию намеревания заключалось в волевом перемещении точки сборки, позволяющем достигать предопределенных положений в общей совокупности того конгломерата энергетических полей, который мы собой представляем.

29

Публикации

Брошюра "Безмолвное знание", Карлос Кастанеда

Дисциплина

- Дисциплина нагружает ум, - сказал он, но под дисциплиной я не имею в виду строгое следование определенному поведению. Маги понимают дисциплину, как возможность ясно воспринимать те странные вещи,которые не включены в наши ожидания. Для них дисциплина - это волевой акт, который позволяет им принимать все,с чем они сталкиваются на своем пути без сожалений или ожиданий. Для магов дисциплина является искусством,искусством созерцать бесконечность без испуга, не потому, что они очень крепкие,а потому что они полны благоговения. Если все это свести воедино, то я могу сказать, что дисциплина - это искусство испытывать благоговение. Так, посредством своей дисциплины,маги устраняют свой ум, чужеродное явление,внедренное извне.

Сталкинг

- Искусство сновидения,- однажды сказал он мне,- состоит в намеренном смещении точки сборки из ее привычного положения. Искусство сталкинга состоит в том,чтобы по своей воле удерживать ее и фиксировать в новом положении,в которое она была смещена.

30

Книга "Жизнь в сновидении", Флоринда Доннер

Наш чудесный мир целостен во всякий момент благодаря упорной воле

Наш чудесный мир, который есть сон, существует благодаря сконцентрированному намерению всех тех, кто живет в нем. Он целостен во всякий момент благодаря упорной воле магов. Точно так же повседневный мир держится на упорном желании всех и каждого.


Вы здесь » ФОРУМ: Путь Человека Знания! » Инвентарный список » Цитаты Намерение-Воля


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC