Форум:Карлос Кастанеда - путь Человека Знания! Новейший центр исследований глупастей и фантазий человеческой натуры, посвященный им. Карлоса Кастанеды. Рейтинг форумов Forum-top.ru

ФОРУМ: Путь Человека Знания!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ: Путь Человека Знания! » Аналитика » Цитаты с корректировкой (кн. К.Кастанеды)


Цитаты с корректировкой (кн. К.Кастанеды)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Для воина главнейшим правилом в жизни является выполнять свои решения столь тщательно, что ничто, случившееся в результате его действий, не может его удивить и уж тем более - истощить его силы.

Для воина главнейшим правилом в жизни является принятие решений столь тщательно (осознано), что ничто, случившееся в результате его действий, не может его застать в расплох и уж тем более - истощить его силы.

Теги: Исправления, цитаты

2

Только принятие идеи смерти может дать воину отрешенность, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было, равно как и для того, чтобы ни от чего не отказываться. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ему времени ни за что зацепиться, поэтому он пробует все, ни к чему не привязываясь.

Только осознавание того, что ты можешь умереть из-за одноглазости может стимулировать воина пользоваться абстрагированием. Абстогированность от себя и от других позволяет эффективно действовать в любых обстоятельствах, ибо это позволяет осозновать происходящее и тем самым отказываться там где нужно отказаться, и не отказываться там где не нужно. Он осознаёт, что жизнь его может закончиться в любой момент, а стало быть излишняя зацикленность для него черезмерна, он исследует всё, что ему интересно и исследованиям его нет предела.

3

Каждый имеет достаточно личной силы для чего угодно. В случае воина фокус состоит в том, чтобы отвернуть свою личную силу от своих слабостей и направить ее к своей цели воина

Очень странная цитата Оо
Ведь личная сила - это ощущение счастья, силы, она накапливается по мере развития, есть цитата о том, что личная сила решает, кто может извлечь пользу из объяснения. Личная сила - это трофеи знания на пути.
Вероятно речь о жизненой силе.

4

Не объясняй объясняйся слишком многого. В каждом объяснении объяснятельстве скрывается извинение. Так что, когда ты объясняешь объясняешься, почему ты не можешь делать то или другое, на самом деле ты извиняешься за свои недостатки, надеясь, что слушающие тебя будут добры и простят их.

5

Научившись видеть, человек обнаруживает, что одинок в мире. Больше нет никого и ничего, кроме контролируемой глупости

Научившись видеть, человек обнаруживает, что одинок в мире людей. Больше нет никого среди них настоящего и ничего, кроме контролируемой глупости, что бы связывало с ними.

6

– Могу я говорить о доне Хенаро и его дубле? – спросил я.
– Это зависит от того, что ты хочешь сказать о нем, – ответил он. – ты хочешь индульгировать замыкаться (на центре разума, который в данном случае сконцентрирован исключительно на здавомыслящих объяснениях, которые в свою очередь опираются на инвентарный список) в том, что ты в замешательстве?
– Я хочу индульгировать в объяснениях, – сказал я. – я в замешательстве потому, что не смел прийти тебя увидеть и не мог поговорить о своих затруднениях и сомнениях с кем-либо.
– Разве ты не говоришь со своими друзьями?
– Я говорю, но как они могут мне помочь?
– Я никогда не думал, что тебе нужна (нужда как некая недостаточность, недостаточность как мысленные конструкции, делающие проблему. Хотя бывают другого типа нужда - например в отвертке, или шатающуюся стремянку подержать, или когда двуручная пила, или когда на космическом корабле пилот есть, а стрелка нет) помощь. Ты должен культивировать чувство, что воин не нуждается ни в чем(нужда как состояние и мысли озабоченности). Ты говоришь, что тебе нужна помощь. Помощь в чем? У тебя есть все необходимое для того экстравагантного путешествия, которым является твоя жизнь. (Если сказать не так поэтично, а по простому: ты живой, значит у тебя всё есть).Я пытался старался научить тебя тому, что реальным опытом должен быть человек, и что то, что важно, так это быть живым. Жизнь – маленькая прогулка, которую мы предпринимаем сейчас, жизнь сама по себе достаточна, сама себя объясняет и заполняет.
Воин понимает это и живет соответственно. Поэтому можно сказать, без предвзятости, что опыт всех опытов – это быть воином.
Казалось, он ждал, что я что-нибудь скажу. Я секунду колебался. Я хотел тщательно подобрать слова.
– Если воину нужно утешение (воин, человек знания, это в первую очередь люди! И ничто человеческое им не чуждо, просто они не загоняются), – продолжал он. – он просто выбирает любого и выражает этому человеку все детали своего замешательства. В конце концов воин не ищет того, чтобы его поняли или помогли (повторю, что не испытывает состояния нужды, как жертва) . Говоря, он просто снимает с себя свой груз. Но это при том условии, что у воина есть талант к разговору. Если у него нет такого таланта, то он не говорит ни с кем. Но ты живешь не совсем как воин, по крайней мере пока что. И провалы, которые ты встречаешь, должны действительно быть монументальными. Я тебе сочувствую.
Он не был рассеянным или поверхностным. Судя по участию в его глазах, казалось, он находился здесь сам собой. Он поднялся и погладил меня по голове. Пройдя взад-вперед по веранде, он спокойно осмотрел чапараль вокруг дома. Его движения пробудили во мне чувство беспокойства.
Для того, чтобы расслабиться, я начал говорить о своей проблеме. Я чувствовал, что для меня уже абсолютно поздно притворяться невинным наблюдателем. Под его руководством я натренировался достигать странных восприятий, таких как «остановка внутреннего диалога» и контролирование своих снов. Это были такие моменты, которые нельзя было подстроить или сбросить с весов. Я следовал его советам, хотя и не всегда буквально, и частично преуспел в разрушении распорядка дня, принятия ответственности за свои поступки, стирании личной истории и, наконец, пришел к тому, что несколько лет назад приводило меня в ужас. Я смог оставаться один без нарушения моего физического или эмоционального самочувствия. Пожалуй, это был мой единственный наиболее поразительный триумф. С точки зрениях моих прежних предположений и настроений, находиться в одиночестве и «не сойти с ума» было немыслимым состоянием. Я остро чувствовал все изменения, которые произошли в моей жизни и в моем взгляде на мир. И я осознавал также, что быть настолько затронутым откровением дона Хуана и дона Хенаро о дубле, является в какой-то мере чрезмерным.
– Что со мной не так, дон Хуан? – спросил я.
– Ты индульгируешь, – бросил он. – ты считаешь, что индульгировать в сомнениях и размышлениях(тупить), это признак чувствительного человека. Что ж, истина состоит в том, что ты дальше всего находишься от того, чтобы быть чувствительным. Поэтому зачем же притворяться? Я говорил тебе в тот день, что воин принимает в смирении то, что он есть.(принимает в смирении как стартовую площадку, для дальнейших действий)
– Твои слова звучат так, как если бы я намеренно вводил себя в заблуждение, – сказал я.
– Мы намеренно вводим себя в заблуждение (реально люди тупят по собственным командам), – сказал он. – мы осознаем свои поступки.(в глубине, можно даже сказать где-то очень глубоко)  Наш умишко намеренно превращает себя в монстрагиганта всемогущего, главного и вездесущего, которым он себя считает. Однако, он слишком мал для такой большой формы.(для всей структуры и функционала энергетической структуры человека. Т.е существуют разные центры отвечающие за разный функционал, который зачастую весь себе приписывает умишко: и чувствует умишко и сны видит умишко скажу по сикрету что умишко видиние за мысли свои может выдавать, и волевые проявления, тоже умишко себе приписал)
Я объяснил ему, что моя проблема, пожалуй, более сложна, чем то, во что он ее превращает.
Я сказал, что до тех пор, пока он и дон Хенаро были людьми, подобными мне, их высший контроль делал их моделями для моего собственного поведения. Но если они являются людьми в сущности совершенно отличными от меня, то я не могу больше воспринимать их как модели, а только как странности, которым я, конечно, не могу подражать.
– Хенаро – человек, – сказал дон Хуан ободряющим тоном. – правда, он уже больше не такой же человек как ты, но это его достижение и это не должно возбуждать в тебе страх. Если он другой, то тем больше причин восхищаться им.
– Но его отличие, это нечеловеческое отличие, – сказал я.
– А что же, ты думаешь, это есть? Различие между человеком и лошадью?
– Не знаю, но он не такой как я.
– Однако, одно время он был таким.
– Не могу ли я понять его изменения?
– Конечно, ты сам меняешься.
– Ты хочешь сказать, что я разовью дубля?
– Никто не развивает дубля. Это просто способ говорить об этом. Ты из-за всех своих разговоров, являешься мешком слов. Ты – в сетях их значений. Сейчас ты думаешь, что дубля развивают какими-нибудь злыми чарами, я полагаю. Все мы, светящиеся существа, имеем дубля.  :flag: Все мы! Воин учится осознавать это, и все. Есть, видимо, почти непереходимые барьеры, охраняющие это осознание, но этого можно было ожидать. Эти барьеры являются тем, что делает такое осознание уникальной задачей.

7

Когда отсутствует какая-либо определенность, мы все время начеку, мы постоянно готовы к прыжку. Гораздо интереснее не знать за каким кустом прячется кролик, чем вести себя так, словно тебе все давным-давно известно.

Когда отсутствует какая-либо определенность, мы все время начеку, мы постоянно готовы к прыжку. Гораздо осознанее ведешь себя если не притворяешься, что знаешь за каким кустом прячется волк, и это не позволит вести себя так, словно тебе все давным-давно известно.

8

Когда воин принимает решение, он должен быть готов к смерти. Если он готов умереть, то не будет никаких ловушек, неприятных сюрпризов и никаких ненужных поступков.

Когда воин принимает решение, он должен всё учесть, учесть всё полностью безупречно, ведь в случае заблуждений и неполной картины возможна его смерть. Если он готовился перед лицом смерти, то не будет никаких непредусмотренных ловушек, неприятных сюрпризов и никаких ненужных поступков. Ибо подготовка его была максимально безупречна, ибо каждая непредусмотренная деталь может стать фатальной.

9

Принять на себя ответственность за свои решения - это значит быть готовым умереть за них.

Принять отведственность за свои решения - это значит, что решение было взвешено, проанализировано, увидено на столько тщательно, на сколько это возможно, ведь учитывалось, что ошибка может быть фатальна! В этом суть готовности за это решение умереть. Если же будет возможность изменить решение в следствии открывшихся новых знаний, то воин изменит своё решение, ведь принять новое решение - это и значит, что оно вновь принимается так тщательно, как способен человек, перед лицом нависшей смерти.
И данная цитата совершенно не значит, что воин должен идти на смерть, раз он принял какое-то тупое решение. Это значит лишь то, что воин принимая решения забыл о нависшей смерти и от того принимал решения как болван. И ему следует тщательнее рассматривать все аспекты ситуации, как если бы от каждого шага зависила жизнь!

10

Чтобы извлечь из жизни максимум, человек должен уметь изменяться. К сожалению, человек изменяется с большим трудом, и изменения эти происходят очень медленно. Многие тратят на это годы. Самым трудным является по-настоящему захотеть измениться.

Чтобы извлечь из жизни максимум, человек должен освоить навык мгновенного изменения, для максимального соответствия обстоятельствам.
К сожалению, человек изменяется с большим трудом, и изменения эти происходят очень медленно. Многие тратят на это годы. Самым трудным является по-настоящему захотеть измениться.

11

Я никогда ни на кого не сержусь. Ни один человек не может сделать ничего такого, что заслуживало бы такой моей реакции. На людей сердишься, когда чувствуешь, что их поступки важны. Ничего подобного я давно не чувствую.


Я никогда ни на кого не сержусь, хотя со стороны это может выглядеть именно так. Ни один человек не может сделать ничего такого, что заслуживало бы такой моей реакции. На людей сердишься, когда думаешь, что их поступки важны. Восприятие мира давно изменилось. На уровне абстрактного, нет думания о важности поведения людей, ибо там другие механизмы, которые влияют и на отношение к важности-неважности мира людей.

12

В действительности нет ничего такого, чему нужно было бы учиться у кого-то другого.
Нам нужен лишь учитель, который смог бы убедить нас, какая огромная сила имеется на кончиках наших пальцев. Чтобы учить самому себя.

13

Только судя  по действиям  орла, видящий  может сказать,  чего орел
хочет. Хотя  орла и  не затрагивают  обстоятельства жизни  любого живого
существа, он каждому из них дал дар.

Только выявив закономерности которые происходят в спирали, видящий может сделать заключения, о том что происходит там. Для спирали совершенно не важны обстоятельства жизни любого живого существа, но каждое из них имеет возможность дальнейшего существования, при выполнении определённых условий.

14

По-своему, своими собственными средствами, каждое из них, если пожелает, имеет власть сохранить силу осознания, силу не повиноваться зову смерти и тому, чтобы быть сожранным. Каждому живому существу была дарована сила, если оно того пожелает, искать проход к свободе и пройти через него. Для того ВИДЯЩЕГО, который видит этот проход, и для тех существ, которые прошли сквозь него, совершенно очевидно, что Орел дал этот дар для того, чтобы увековечить осознание.

Каждое существо может достигнуть владением осознания на столько, что осознает, что существует множество вариантов завершения игры. Есть вариант продолжения игры. Каждое существо может перейти на 3 уровень, если на самом деле будет желать найти проход на 3 уровень. Совершенно очевидно, что игра имеет продолжение. По закону этого мира, все игры имеют продолжение. Они имеют закольцованный вид, в виде спиралей.

15

Весь смысл заключается в том, чему именно человек уделяет внимание. Мы либо делаем себя жалкими, либо делаем себя сильными — объем затрачиваемых усилий остается одним и тем же.

Карлос Кастанеда

Весь смысл заключается в том, что посредством внимания и осознания, мы выделяем определённые команды. Таким образом, мы выбираем команды делающие нас жалкими, либо команды делающие нас сильными - объем затраченных усилий действительно остается одним и тем же, ведь все усилия - это лишь выбор одних или других команд. В обоих случаях необходимо выделить этот набор команд и удерживать этот набор команд. Разница в основном в одном, в том, что большинству привычнее выбирать набор команд делающих их слабыми. Выследите где вы делаете себя жалкими и просто выбирайте набор команд делающий вас сильными.


Вы здесь » ФОРУМ: Путь Человека Знания! » Аналитика » Цитаты с корректировкой (кн. К.Кастанеды)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC